Фемина-завоевательница

Фрагмент постера к/ф «8 подруг Оушена»

Российский прокат завоёвывает восьмёрка стильных и дерзких грабительниц под предводительством Дэбби Оушен. «Женский» спин-офф франшизы Содерберга породил в прессе, Интернете и на кухнях немало споров. Ещё на стадии производства припоминался недавний провал «Охотников за привидениями» и фиксация создателей на феминистской повестке. Большая часть зрителей заранее была готова встретить «Восемь подруг Оушена» строго негативно — или строго позитивно. Такая повестка может помешать увидеть в ленте то, чем она является, — легкомысленный и драйвовый летний блокбастер. Впрочем, раз уж тема назрела, давайте обсудим, почему такие проекты вызывают столько шума и недоверия. Пройдёмся по самым основным тезисам и аргументам против феминизации *не верю, что это пишу* киноиндустрии.

«Женские» ремейки получаются плохими

Фрагмент постера к/ф «Охотники за привидениями»

Давайте признаем, что бесполезные ремейки и перезапуски вообще слишком часто получаются плохими. Иногда просто бессмысленными и беззубыми (как «Коматозники», «На гребне волны» или любой игровой ремейк Disney), а иногда по-настоящему ужасными («Черепашки-ниндзя» или «Кавказская пленница»). Если бы во втором Kingsman’е команде героинь бы противостоял злодей-мужчина, был бы фильм хуже или лучше? Если бы в «Бегущего по лезвию 2049» вместо Райана Гослинга позвали Элизабет Мосс, смог бы результат окупиться? Никто не знает ответов на эти вопросы, потому что на качество картины влияет чуть больше факторов, чем один, а собственно гендер протагониста(-ов) не способен на него повлиять вообще никак.

Пресловутые «Охотники за привидениями» получились плохими из-за шаблонных характеров, поверхностной проблематики и целого набора сюжетных дыр. Замените женщин мужчинами (даже если в их числе будет Билл Мюррей) — лучше не станет.

Это попытка студий выехать на тренде

«Большая игра» / «Безумный Макс: Дорога ярости» / «Рассказ служанки»

Сложно и бессмысленно отрицать, что в последние годы значительно увеличилось количество фильмов и сериалов, сконцентрированных на судьбах женщин. Причём не просто женщин, а презрительно называемых «сильными и независимыми» (потому что быть сильными и независимыми дурно, очевидно). Сценаристы спешно вымарывают из черновиков нежность, скромность и блаженные улыбки, прописывая своим героиням бойкость, смелость и решительность. Харизмой Бонда, неубиваемостью Мачете и расчётливостью Оушена награждаются теперь принцессы Disney, комиксовые супергероини, чинные матери… А успех «Чудо-женщины», «Рассказа служанки», «Взрывной блондинки», «Большой маленькой лжи», «Трёх билбордов на границе Эббинга, Миссури», «Большой игры» и ещё целого ряда проектов заставил кинематографистов осознать невероятное: женские персонажи, как и мужские, могут быть совершенно разными, а потому интересными. За неоднозначными и многоплановыми героями и героинями хочется наблюдать, и зрители готовы платить за это деньги. А мало что волнует руководство крупных студий так, как деньги.

В результате мы получаем целую галерею непохожих друг на друга персонажей, с которыми охотно себя ассоциируют мальчики и девочки, мужчины и женщины. На каждого Бэтмена теперь есть Чудо-женщина, на каждого Люка Скайуокера (мономиф) — Рэй (Мэри Сью), на каждого Конана — Рыжая Соня. Растёт не только и не столько количество женских персонажей, сколько их разнообразие и глубина: в прошлом остаётся деление на романтичную милашку и сексуальную кошечку. Девочки из «Леденца» и «Милых костей» выросли в успешную и запутавшуюся Дженнифер из недавнего «Рассказа» от HBO. Место рядом с Максом Рокатански занимает бритоголовая Император Фуриоза, в которой с восхищением узнаёшь Шарлиз Терон. Даже беременность и роды не способны теперь сделать женщину мягкой и слабой «по умолчанию» — мужеству героине «Тихого места» можно позавидовать.

Проникает ли феминизм в киноискусство? Да, и уже давно, а потому трендом назвать эту тенденцию сложно. При этом никто не отнимает ни старых, ни новых мужских персонажей. С новой стороны показаны в этом году Мистер Исключительный и Хан Соло; раскрываются личности исторических фигур в «Лете» и «Ван Гоге»; мир анимации покорён 12-летним Мигелем и Лего-Бэтменом; триумфально вернулся на малые экраны агент Купер. Как видите, героини не могут помешать появлению хороших героев, это по силам разве что плохим сценаристам.

«Женские» спин-оффы «портят» полюбившиеся франшизы

Фрагмент постера к/ф «Звёздные войны: Последние джедаи»

Без комментариев.

Если совсем без комментариев не обойтись, то придётся буквами прописать аксиому: никто и ничто не может испортить уже существующий хороший фильм. Вам не по нраву новая трилогия «Звёздных войн» — оставьте её в покое и пересматривайте старые. Возмутили охотницы за привидениями? Забудьте о них и купите на DVD оригинал 84-го. Считаете «Восемь подруг Оушена» бесполезным ремейком «Одиннадцати…»? Не ходите на них в кино.

Кинофраншизы разрабатываются целыми командами людей, у каждого из которых своё видение и свой взгляд. Новый фильм любой серии — хороший или нет — это компромисс продюсеров, сценаристов, режиссёров, операторов, актёров… Личное отношение к результату их труда может (не) совпадать с усреднённой оценкой тысяч-миллионов других зрителей. Вы в абсолютном праве сформировать свой рейтинг, вы можете игнорировать существование отдельных частей, никакие тренды никогда не смогут ничего с этим поделать.

Когда параллели проводят локализаторы

Фрагмент постера к/ф «Девичник в Вегасе»

Самый простой и очевидный пример такого гендерного «ответа»: «Мальчишник / девичник в Вегасе», первый 2009-го, второй 2011 года. Трансформация оригинального «Похмелья» (Hangover) в «Мальчишник в Вегасе» сама по себе примечательна и меметична. Его женская версия в Штатах также звалась проще, чем у нас — «Подружки невесты» (Bridesmaids). И, о чудо, как только названия оказываются разными, сюжеты тоже перестают казаться такими схожими. Из общего у этих двух фильмов только моногендерная компания друзей на первом плане и привязка сюжета к свадьбе. Правда в «Мальчишнике» торжество становится скорее отправной точкой сюжета, а вот в «Девичнике» на подготовке к нему построена вся фабула.

Гораздо ближе в этом плане к популярной алкогольной комедии лента 2017 года «Очень плохие девчонки». Её героини выдают замуж свою давнюю подругу (Скарлетт Йоханссон), однако во время девичника они случайно убивают стриптизёра. Оставшуюся часть хронометража девушки пытаются понять, что им делать, и замести следы. Но называть «Плохих девчонок» женской версией «Мальчишника» — то же самое, что называть «Короля вечеринок» версией «Американского пирога» или «Американскую девственницу» женской версией последних.

Фрагмент постера к/ф «Очень плохие девчонки»

Голливуд (и кинематограф вообще) любит эксплуатировать удачные идеи дважды, трижды или вообще до тех пор, пока они полностью не выдохнутся. А потому зритель может найти десятки вариаций алкогольных комедий для взрослых, в которых группа друзей/коллег/случайных знакомых одного или разного пола будет выпутываться из сложностей, зачастую собственноручно и созданных. Вопрос гендера в этом случае вторичен, поскольку влияет по большей части лишь на предполагаемую целевую аудиторию: по замыслу кинобоссов фильмы про мальчиков посмотрят мальчики, а фильмы про девочек — угадайте, кто. При этом внезапно разрывной, удавшийся проект ударит и по тем, и по другим: так и произошло с «Мальчишником в Вегасе» или, скажем, «Евротуром».

Посему в копилку к «Мальчишникам» и «Девичникам» можно смело добавлять «Одноклассников», «Несносных боссов», «Незваных гостей», «Холостячек» с Кирстен Данст вместе с никак не связанными с ними «Холостячками в Вегасе» (вышедших год спустя). Их названия, кстати, тоже получили связь только на стадии локализации, в оригинале это Bachelorette и Best Night Ever соответственно. Забавно, что и «Очень плохие девчонки» на самом деле — «Тяжёлая ночка» (Rough Night). Зато в русском переводе они ненавязчиво отсылают к собравшим кассу в 2016-ом «Очень плохим мамочкам» (в домашнем прокате не очень, просто «Плохим мамочкам»), а те в свою очередь — к «Очень плохой училке» с Кэмерон Диаз (она, кстати, тоже просто «плохая»). Таким образом, в случае с комедиями, собака зарыта скорее не на феминистическом поле, а на поле «надмозгов».

Женский марш на 71-ом Каннском кинофестивале

Итак, кинематограф теперь демонстрирует женщин на главных ролях в самых разных фильмах: в кинокомиксах, боевиках, фантастике, в сказках и подростковых антиутопиях. Продюсеры явно вошли во вкус и не намерены останавливаться. Значит ли это, что «феминное» кино угрожает существованию своего «маскулинного» собрата? Даже предположить нечто подобное было бы странно. Никто, конечно, не прекратит экспериментировать с полом. Неизбежно эти эксперименты будут то удачными, то нет, а потому переживать заранее нет никакого смысла. «Доктор Кто» с Джоди Уиттакер вполне может приятно удивить своих поклонников. Специфика сериала не определяет конкретной внешности, конкретного пола и, да, конкретной расы Доктора, а потому нет причин привязываться к уже привычным. Другое дело – Индиана Джонс или Джеймс Бонд, даже гипотетическая возможность перерождения которых заставила фанатов взвыть. Впрочем, и тут слишком рано выносить вердикт. Зритель всегда голосует рублём, а киноделы эту реакцию очень ждут и ориентируются на неё.

 Когда-то революцию совершил сериал «Секс в большом городе», однако и его время безвозвратно ушло. Изменилось поколение кинозрителей и, что немаловажно, кинозрительниц. В 2018 году смотреть на визжащих и слепленных из стереотипов героинь как минимум странно, а как максимум — просто скучно. Женщины и мужчины ходят в кино и желают видеть на больших экранах то, что привыкли видеть многие кинозрители до них — отражение реальной жизни. А героями реальной жизни люди становятся вне зависимости от половой принадлежности.

Фото: Warner Bros., Disney, Blueprint Pictures, Кино ТВ, Columbia Pictures,
Entertainment One, MGM Television, Universal Pictures, Sony Pictures Entertainment (SPE)


Яна Крисюк