«Завод»: Античная трагедия в славных русских лицах

Кадр из к/ф «Завод»

7 февраля в прокат вышел новый фильм Юрия Быкова, прославившегося крепкими социальными драмами «Майор» и «Дурак», мрачным детективным сериалом «Метод» с Хабенским, и, конечно же, собственной драмой, когда либеральная общественность, считавшая режиссёра выразителем народной боли, буквально, затравила его за постановку «прогосударственного» сериала «Спящие». Тогда Быков заявил, что подвёл всех, кто в него верил, и даже пообещал закончить карьеру кинематографиста. К счастью, отставка не состоялась и, судя по всему, и не предвидится — на момент конфликта, режиссёр уже был занят на съёмках «Завода», а недавно анонсировал ещё один проект с чисто быковским, ёмким названием «Сторож». 

«Завод» рассказывает историю, которая кажется пугающе реалистичной. Где-то посреди безысходной степи стоит металлопрокатный завод. Его хозяин, олигарх Калугин (Андрей Смоляков), незаконно приватизировал его в 90-х, а теперь решает обанкротить и уволить всех рабочих, которые уже полгода не получают зарплату. Перспектив у мужиков никаких — пить, грустить и перебиваться случайными заработками. Многие из них отдали заводу лучшие годы своей жизни, и как жить теперь — неясно. Бывший спецназовец Седой (Денис Шведов) предлагает взять Калугина в заложники и получить за него выкуп. Посомневавшись, рабочие решаются пойти на отчаянный шаг.

Кадр из к/ф «Завод»

Если ввести в поисковике запрос «рабочим на заводе не платят зарплату», можно найти десятки таких историй по всей стране. Владельцы предприятий жалуются на высокие налоги (при этом, успешно от них скрываются) и задерживают выплаты на несколько месяцев. При этом, заводские конвейеры не останавливаются, рабочие пытаются бастовать, но не оставляют своих мест — многим из них некуда пойти и страшно потерять последнее. В этом смысле, режиссёр Быков, который всегда обращается к актуальным темам, вновь попадает в десятку. 

Конечно, так драматично, как это происходит в картине постановщика, реальность ещё не оборачивалась. Однако, точки напряжения, намеченные режиссёром, и архетипы героев, между которыми они возникают, универсальны. Герой Дениса Шведова — бывший военный, вынужденный завершить службу из-за ранений. По словам Седого, государство забыло о нём и его заслугах, и теперь герой существует между заводом и пустой квартирой, где у него периодически случаются припадки. Быков не погружает нас в его прошлое, да и незачем, посттравматический синдром у военных, кажется, глубже всего изучен именно кинематографом. Антагонист Седого, олигарх Калугин, — типичный царёк с атрофированным чувством морали, чьё влияние опутывает область, как шупальца спрута. Никто из героев «Завода» не удостаивается подробной экспозиции, постановщик раскрывает их через ситуацию с захватом заложника. Впрочем, неожиданных поворотов здесь ждать не приходится: самый неприятный персонаж совершит предательство, самый молодой и неопытный — кучу ошибок, а неповоротливая система измельчит всех и не подавится.

Кадр из к/ф «Завод»

Действие картины разворачивается в течение одной ночи. Герои ставят себя в условия, когда решения нужно принимать быстро, на раздумья времени почти нет. Это и отвечает жанровому посылу: Быков впервые снимает боевик с перестрелками, спецназом и взрывами. И вместе с этим, с абсолютно камерными, почти театральными сценами и диалогами, выводя в центр вечные, социальные проблемы. «Почему у одних всё, а другим — ничего?», — задаёт сакраментальный вопрос Седой, глядя в глаза Калугину. Но нет никакой справедливости и ждать её незачем — фиксирует режиссёр. Ближе к развязке в центре повествования оказывается третий герой, не бунтарь и не олигарх, но человек также отчаянно желающий свободы. Сценарий ленты метафизически закольцовывается, и остросоциальная быковская драма превращается в притчу, где вся жизнь — пустынная дорога из ниоткуда в никуда, сердце щемит древнерусская тоска, а над героями нависает мрачное свинцовое небо.

Фото: Central Partnership


Аня Громова