Мы в социальных сетях
Связаться с нами

«Всё прошло хорошо»: аккуратно об острой теме

Кадр из к/ф «Всё прошло хорошо»

В российский прокат выходит фильм Франсуа Озона «Всё прошло хорошо». На этот раз плодовитый режиссёр снял драму о последних месяцах жизни состоятельного француза, за эмоциональной скупостью которого скрывается одно из самых личных высказываний автора.

Обыденность будничного времяпровождения писательницы Эммануэль Бернейм (Софи Марсо) нарушает звонок из клиники. На другом конце провода сообщают о тяжёлом состоянии близкого человека, который поступил в больницу с инсультом.

На больничной койке оказывается отец Эммануэль. Андре Бернейм (Андре Дюссолье) — старый французский буржуа, почитатель высокого искусства, цинизм которого доводит окружающих до белого каления.

Кадр из к/ф «Всё прошло хорошо»

Уважаемый и самоуверенный джентльмен не может представить себя инвалидом. Работа его лицевых мышц нарушена, а парализованное тело стало клеткой, освободиться из которой можно только одним способом. Андре требуется помощь, о которой он в итоге и просит Эммануэль. Правда, помочь ему нужно не в приспособлении к новым условиям жизни, а с уходом из нее при помощи эвтаназии.

Режиссер в хронологической последовательности воспроизвёл последние месяцы жизни отца семейства Бернейм. Лишив картину сентиментальности, трагизма и стилистических излишеств, он сосредоточил внимание прежде всего на взаимоотношениях Андре и Эммануэль. По мере продвижения сюжета Озон, не упиваясь провокациями, аккуратно поднимает тему отцов и детей и обращает внимание на причины семейных проблем.

Линейное повествование пару раз перебивают флэшбэки из детства Эммануэль, свидетельствующие об отцовской тирании. Главная героиня признает, что в юности сама помышляла о смерти отца, поэтому весть о его болезни и просьба об эвтаназии вызывает в ней смешанные чувства.

Кадр из к/ф «Всё прошло хорошо»

Причины издевательского поведения старика проясняются, когда автор раскрывает природу его одиночества. Брак Андре – при том, что в нем родились две дочери – носит формальный характер. В кругу близких он не скрывал своей ориентации, но, не имея возможности построить полноценные отношения, проводил досуг в компании навязчивого альфонса. Такой формат личной жизни превратил Андре в домашнего тирана, который не может найти взаимопонимания с женой (Шарлотта Рэмплинг), её родителями и собственными детьми.

Автор не уделяет достаточно внимания моральному вопросу об эвтаназии и её запрете во Франции, но предлагает зрителю ознакомиться с юридическими тонкостями вопроса.

Во-первых, запрет процедуры во Франции не препятствует тому, чтобы покончить с жизнью в Швейцарии. Но к месту исполнения задуманного больного могут сопроводить только незаинтересованные лица, поскольку любое содействие может обернуться для его дочерей уголовной ответственностью.

Кадр из к/ф «Всё прошло хорошо»

Во-вторых, осуществить план возможно, только если пациент самостоятельно, без посторонней помощи употребит смертельную дозу. Как отметила безымянная сотрудница швейцарской клиники: «Мы лишь свидетели, а не соучастники».

В-третьих, юристы требуют достоверных доказательств волеизъявления Андре.

Бернейм, конечно, будет негодовать, столкнувшись с препятствиями, учинёнными системой, но понимая, что при наличии денег можно решить вопрос в другой стране, оставит эти философские размышления для бедных.

«Всё прошло хорошо» представляется складной, но очень неброской повестью о том, как мсьё Бернейм за смертью ходил. Минимализм картины и отсутствие излишнего драматизма поначалу привлекают, но в процессе просмотра могут вызвать недоумение. По какой причине именитый режиссёр-провокатор так мягко обходится со столь острыми темами? Разрешить этот вопрос можно через понимание контекста фильма и обстоятельств его создания.

Кадр из к/ф «Всё прошло хорошо»

История, положенная в основу кинокартины, не является выдуманной. Франсуа Озон в компании с Филиппом Пьяццо адаптировал для фильма сценарий одноимённой автобиографической книги самой Эммануэль Бернейм. Экранизацией истории изначально занимался Ален Кавалье, с которым Эммануэль более 30-ти лет находилась в близких дружеских отношениях. Его фильм «Быть живым и знать это» (2019) в силу обстоятельств стал документальным. В период производства не стало самой сценаристки, поэтому фактически режиссер зафиксировал в своей работе уход из жизни и отца, и дочери.

Позднее в интервью Кавалье отмечал, что отказался от просмотра картины коллеги Озона, поскольку непроизвольно противопоставлял бы одно творение другому, да и в целом не желал предпринимать попыток увидеть в Софи Марсо своего близкого человека и поверить её образу.

Однако Эммануэль Бернейм человек также нечужой и Франсуа Озону. Она выступала в качестве сценаристки ранних работ режиссёра («Под песком», «Бассейн», «5х2» и «Рики»), а значит её уход из жизни не прошёл для него бесследно. Франсуа Озон не бравирует трагизмом, а конструирует повесть в очень сдержанных тонах, насыщая её сонатами Брамса. Потому за хроникой с лёгкими штрихами семейной драмы и едва заметной фирменной озоновской сатирой над обеспеченными буржуа кроется несколько осторожное, но чувственное письмо в адрес Эммануэль.


Фото: Canal+ [fr]


Поделиться:
Скопировано!