Воображаемые любови по-чукотски


«Китобой» — история, которая уже в Венеции показала, что умеет всем нравиться. Привезённый с венецианского смотра приз молодёжного жюри ему точно впору: живая, личная и в духе времени — эта история имеет все шансы стать зрительским хитом.

Лёшка (Владимир Онохов) — подросток из крохотного чукотского поселения. Здесь, на краю мира, омываемом двумя океанами, он вместе с другом Колькой (Владимир Любимцев) и старшими морскими охотниками ходит в море, а потом развозит добычу по домам. Развлечений у них в поселке немного: дедушка Лёшки зажигательно танцует дома под радио и регулярно ездит в тундру умирать, но неизменно возвращается к ужину. А сами подростки нашли для себя модное развлечение по возрасту — рассматривать красоток в порночате. Но похоже первая же встреча с глобальным миром в сети становится для Лёшки роковой — он впервые со всей юношеской пылкостью влюбляется в красотку Hollysweet999 (Кристина Асмус).

Только на первый взгляд дебют Филиппа Юрьева кажется новой вариацией Бората с подростком-чукчей в главной роли. В «Китобое» всё начинается с неона подворотен в духе драмы для «Санданса». Отсюда налево, под вывеску. В тесной гримерке Асмус внимательно посмотрит на себя в зеркало и уйдёт по плохо освещенному коридору. Поправляя белые чулки, она исчезнет в засвеченном мире эротических приватов. И виде пиксельного миража с именем Hollysweet999 проявится в лачуге полной чукотских китобоев всех возрастов. И через эту первую смелую монтажную склейку фильм уже самоопределяется как история о знакомой нам Америке и незнакомой нам России.


От знакомой Америки тут в первую очередь стилистика. Юрьев использует проверенный метод современных американских независимых – снимает в роли чукотского подростка чукотского подростка, чьей харизмы и обаяния хватит на эту трогательную историю с лихвой. Также работают, к примеру, братья Сэфди нашли свою героиню на улице и прославились с реальной историей любви молодой бездомной наркоманки на улицах Нью-Йорка («Бог знает что»). А Шон Бейкер, тоже ньюйоркец и друг Сэфди покорил «Санданс» историей о любовной драме транссексуалов на улицах Лос-Анджелеса («Мандарин»), а потом и Канны историей о матери-одиночке и счастливом детстве на обочине («Проект Флорида»). Все эти хиты, одинаково любимые и критиками, и зрителями, объединяет реальный герой в центре истории. Непрофессиональный актёр, который просто живёт на экране, потому что является во многом двойником своего персонажа.


Ещё один привет американскому кино в «Китобое»: охотники рассекают волны и холмы холодной сияющей тундры под саунд-трек «Твин Пикса». От него же в фильме морок будто заколдованной земли, из которой никуда не уехать — только в тундру и обратно. Так что Колька с Лёшкой хоть и мчат вдохновленно в соседний посёлок познакомиться с девушкой, но в общем-то сильно не надеются. Или надеются ровно настолько же, насколько прикидывают привезти проститутку из Анадыря — пять часов лёту, час работы, потом ещё обратно. Не удивительно, что вебкам-модели в этих суровых краях в большом почёте.

От незнакомой России в «Китобое» буквально всё. То есть всё самое интересное: сельские дискотеки без уныния, жутковатые погребальные обряды, панорама развлечений сельчан во время очередного отключения электроэнергии. Трехлитровые банки с икрой, местные байки о сбежавших на Аляску и белеющие скелеты морских гигантов. А главное: большая документальная съемка охоты на кита и величественное его тело на берегу, которое, будто забытую карамель в парке, моментально облепляют местные жители, каждый со своей тарой. В общем «Китобой» рискует стать тем самым рублём, который всем нравится. Кому за актуальный сюжет, кому за модную подачу и умелое цитирование, а кому и за этнографическую обстоятельность.


Фото:  ТПО «Рок»  


Анастасия Сенченко