Мы в социальных сетях
Связаться с нами

Венеция 2021: главные события и фильмы кинофестиваля

В это воскресенье завершился 78 Венецианский фестиваль. И главным его итогом была радикальная смена курса. Если раньше обладателями Золотого льва становились потенциальные жанровые хиты вроде «Формы воды» и «Джокера», то на этот раз выбор пал на радикальную гиперреалистичную историю одного подпольного аборта. Чем еще удивила Мостра в этом году и каких фильмов пора начинать ждать в прокате рассказываем в нашем итоговом репортаже.

Главная тема фестиваля — материнство


Кадр из х/ф «Параллельные матери»

Фильмами на эту тему отличились и фестивальный ветеран Педро Альмадовар со своими «Параллельными матерями» и дебютантка в режиссуре Мэгги Джилленхол с фильмом «Пропавшая дочь». Но и в остальных конкурсных фильмах, таких как «Власть пса» Джейн Кэмпион, «Спенсер: тайна принцессы Дианы» Пабло Ларраина или «Чтобы не оставалось следов» фигура матери занимает центральное место.

Кадр из х/ф «Пропавшая дочь»

Самым заметным высказыванием на эту тему в конкурсе стала «Пропавшая дочь» Мэгги Джилленхол, которой достался приз за лучший сценарий. Этот приз она разделила с Эленой Ферранте, авторкой оригинального произведения, известной нам по роману «Моя гениальная подруга». Профессорка из Оксфорда средних лет Леда (Оливия Колман) собирается отдохнуть вдали от суеты на греческом острове. Но вскоре на уединённом пляже появляется большое и очень шумное греческое семейство. Особое внимание героини привлекает красавица Нина (Дакота Джонсон) и ее трехлетняя дочь Элена, которая не расстается с мамой и любимой куклой. Такое соседство выводит Леду из равновесия больше, чем это возможно представить даже самому закоренелому интроверту. Встреча с Ниной возвращает Леду к воспоминаниям о собственной молодости и собственных ошибках (ошибках ли?) материнства. Знакомые волны из чувства вины, зависти, сожаления и симпатии будут то подталкивать Леду к шумным соседям, то уносить от них подальше, а зритель вместе с героиней Колман будет следить за развитием событий в жизни двух параллельных матерей Нины и самой Леды 30 лет назад.

Кадр из х/ф «Событие»


Конечно здесь не обойтись и без разговора о фильме-победителе, героиня которого отказывается от материнства. В основе «События» Одри Диван лежит одноименный автобиографический роман Анни Эрно. Франция, 1963 год, Анни (Анамария Вартоломей) мечтает изучать литературу в университете и стать писательницей. Но внезапно узнает, что беременна. Аборты строжайше запрещены и караются тюремным сроком, в этой атмосфере даже сочувствующие оказываются бессильны. Но Анни настроена решительно и воспринимает будущего ребенка как угрозу для своей жизни. Эта социальная драма чем дальше, тем больше перерастает в эмоциональную пытку и напряженный триллер, ведь с каждой неудачной попыткой времени у героини остается все меньше. Фильм напоминает разом все предыдущие фестивальные хиты на ту же тему и румынский «4 месяца, 3 недели и 2 дня» Кристиана Мунджиу и «Никогда, редко, иногда, всегда» Элизы Хиттман, но отличается гораздо меньшей дистанцией, настолько, что в итоге далеко не все зрители на венецианских показах досмотрели его до конца.


Кадр из х/ф «Власть пса»


Ещё один важный фильм Мостры и приз за лучшую режиссуру — «Власть пса». И вновь режиссер фильма — женщина, а в основе роман-вестерн Томаса Сэвиджа. Новозеландка Джейн Кэмпион известная широкой публике своим хитом тридцатилетней давности «Пианино» (Золотая пальмовая ветвь 1993 года) после экспериментов с телеформатом ( «Вершина озера») вернулась к родным темам: дикие пустоши, их зачерствевшие от одиночества хозяева и уязвимые чужаки, которые меняют все. Ну и конечно обязательное пианино. В самом брутальном и закостенелом из жанров Кэмпион выстраивает историю вокруг странного любовного треугольника. Роуз (Кирстен Данст) с сыном Питером (Коди Смит-Макфи) приезжают на ранчо ее второго мужа, но сталкиваются с агрессией со стороны его брата Фила (Бенедикт Камбербэтч). Действие происходит в Монтане накануне Великой депрессии и Фил показательно груб с хрупким юношей Питом, который вырезает цветы из бумаги и долго в одиночестве и задумчивости ходит по просторам. Но постепенно Фил проникается симпатией к новичку, в то время как Роуз все больше страшится сближения своего нежного сына с чрезвычайно жестким и тираничным новым родственником.

Вторая главная тема фестиваля — восстановление исторической справедливости


Кадр из х/ф «Чтобы не оставалось следов»


Те фильмы, что не посвящены материнству или отказу от него, в основном сосредоточились на покаянии и поиске исторической справедливости. О русском участнике основного конкурса «Капитан Волконогов бежал», в котором опальный капитан НКВД хочет заслужить себе прощение у родственников своих прошлых жертв, мы уже писали. Но помимо него в конкурсе украинский фильм «Отражение» Валентина Васяновича о русско-украинской войне, мексиканская драма «Коробка» Лоренсо Вигаса о трудовых мигрантах, которые то и дело без вести пропадают в пустыне, и польский фильм «Чтобы не оставалось следов» Яна П. Матушинского об одном громком деле в социалистической Польше.

Ян Матушинский, полюбившийся критике после дебютной «Последней семьи» — байопика о семье художника-сюрреалиста Здислава Бексиньского, снял очередной фильм о тяжелых коммунистических временах своей родины «Чтобы не оставалось следов». 1983 год, сына оппозиционной поэтессы Барбары Садовски, восемнадцатилетнего поэта Гжегожа Пшемыка вместе с другом задерживает полиция. Молодые люди находятся в легком подпитии, но бдительные стражи порядка разом принимают их за наркоманов и проходимцев. Пшемыка избивают на глазах у друга и отпускают, но спустя сутки он умирает от травм внутренних органов. Его друг Юрек Попель оказывается единственным свидетелем и, когда дело получает международную огласку, наотрез отказывается идти на сделку с властями. Меж тем в дело включается тайная полиция, родителям Юрека прозрачно намекают, что если сын не изменит своих показаний, то они лишатся дела всей своей жизни, смерть пытаются повесить на бригаду скорой помощи и все больше близких и далеких от трагедии людей оказываются вовлечены в это расследование, обернувшееся пугающим фарсом.

Ридли Скотт и Паоло Соррентино сняли свои лучшие фильмы 


Кадр из х/ф «Рука Бога»

Паоло Соррентино снял свой самый личный фильм «Рука Бога», который единогласно признан лучшим в его карьере и был удостоен Гран-при. Главный герой фильма — выпускник Фабьетто Скиза (Филиппо Скотти) как и все мужчины Неаполя болен футболом и боготворит Диего Марадонну. Но еще — он мечтает уехать в Рим и стать кинорежиссером. Одним словом, Фабьетто — это сам Соррентино в молодости, а «Рука Бога» большой панорамный портрет его колоритной семьи в центре которого трагедия, случившаяся с режиссером на самом деле. Давно самолично назначивший себя наследником Фелллини в этом фильме Соррентино будто бы напрямую заявляет всем: «Зовите меня Федерико». Фильм просто переполнен яркими типажами от сексапильной чудаковатой тетушки, до разукрашенных старух, от мелкого мафиози до внушительных размеров старой девы, избранником которой становится практически немой восьмидесятилетний американец. Соррентино здесь впервые любит всех своих героев и отнюдь не смотрит на них свысока, разве только с легкой ностальгической горечью.

Кадр из х/ф «Последняя дуэль»


Удивил зрителей Мостры и Ридли Скотт со своей «Последней дуэлью». Мэтт Дэймон, Николь Холофсенер и Бен Аффлек сочинили сценарий вдохновленный событиями последнего разрешенного во Франции рыцарского поединка. При этом сделали это по заветам Куросавы трижды от начала до конца рассказывая версию одного и того же преступления. Казалось бы, что можно сегодня ожидать от изрядно утомившего средневековья и сюжетов о #metoo. Но кажется, что всем участникам процесса удалось прыгнуть выше головы и переиграть самых себя в прошлых воплощениях. Особенно радуют метаморфозы, происходящие с героями Кормер и Дэймона, которые в зависимости от того, чья версия сейчас на экране как-то незаметно преображаются совершенно волшебным образом. В итоге зритель увидит не только версии всех героев, но и эволюцию отношения к проблеме: от точки зрения дубового вояки Мэтт Дэймон), до более гибкого отношения одаренного стратега (Адам Драйвер) и, наконец, до фантастического для XV века события — версии жертвы (Джоди Кормер). При этом Скотту удается удивительно современная история, напряжение в которой вплоть до самой финальной дуэли будет только возрастать.

Фото: El Deseo, Netflix, France 3 Cinéma, Aurum Film, Дисней Студиос



Поделиться:
Скопировано!