В пантеон принцесс-воительниц врывается «Райя и последний дракон»

Фрагмент постера м/ф «Райя и последний дракон»

Благодаря массовой культуре, мы отлично знаем, что когда мир оказывается на грани гибели, ответственность за его спасение на себя должен взять какой-нибудь конкретный человек. В очередном мультфильме Disney этим человеком становится Райя — новая принцесса, воительница и просто хорошая девчонка. У неё, конечно, есть четвероногий друг, заботливый отец (мать, разумеется, умерла) и унаследованные от него идеалистические мечты. Однако они рушатся, когда юная героиня сталкивается с человеческим коварством и вообще миром за пределами зоны комфорта. Потерянная и порядком очерствевшая героиня отправляется в изнурительное путешествие, чтобы спасти то, что ей дорого, а заодно и весь мир.

Долгая и нудная предыстория, пересказываемая в самом начале закадровым голосом, напоминает что-то среднее между «Легендой о Аанге» и «Войной бесконечности». Когда-то все были едины, потом раскололись на несколько народов, но и те жили в мире, пока народ Клыка всё не испортил. По свету разлетелось пять осколков драконьего камня, и для защиты человечества от страшной внешней угрозы героине нужно собрать их все, а заодно найти последнего выжившего дракона. Он, вернее она, укажет дальнейший путь.

Кадр из м/ф «Райя и последний дракон»

Как только завершается «историческая» часть «Райи», наступает пора бадди-муви. Девушка и дракониха (с шикарной копной волос), циник и идеалистка, порядок и хаос. Они по очереди посещают все некогда единые земли, попутно приобретая всё новых союзников.

Сама возможность союзничества в «Райе» оказывается важнейшей человеческой характеристикой. Тематически именно прекращение раздоров, распрей и объединение перед лицом опасности — необходимый для счастливой концовки элемент. Об этом в фильме кричит всё: помощники, словно случайно собравшиеся из всех пяти земель, подарок-символ, переходящий от антагонистки к протагонистке и обратно, ну и, конечно, не персонифицированное зло. Оно здесь принимает форму то ли песчаной бури, то ли неизвестной антиводной стихии, не убивающей, но консервирующей всё живое. О природе этого зла одна из героинь скажет совсем немного, не вдаваясь в ненужные подробности: как, откуда, почему. Необходимое становится ясным и без этого — Disney противопоставил людям ни много ни мало сами конфликты, недопонимание, войны. А потому попытки сражаться с этим противником его же оружием обречены на провал. Против войны иди миром, будь первым, кто опустит меч, подставь вторую щëку. Насколько жизнеспособна эта стратегия, проверить вряд ли удастся, ведь даже счастливый финал (не спойлер, потому что кто ждал другого?) оставляет пространство для домыслов — а что же дальше? Увы, реальная история демонстрирует, что люди плохо учатся на своих ошибках. Впрочем, никто не запрещает помечтать, да и стремиться к недостижимому идеалу всё же лучше, чем успокоиться и сдаться.

Кадр из м/ф «Райя и последний дракон»

Помимо глобального конфликта центральная героиня картины оказывается вовлечена в ещё один, внутренний, который уже не находит такого красочного отображения на экране. Эта проблема заметна не сразу, но в отличие от многих других принцесс студии Райя не становится носительницей правды. Её ожидания от окружающих строятся на собственных неосознаваемых привилегиях: жить сыто, быть любимой, видеть вокруг счастливых соотечественников. Голод и нужда, знакомые другим, оказываются для девочки неприятным сюрпризом. Однако даже после того, как ей открывается эта проблема, Райя не в состоянии осознать масштаб разницы между самой собой и менее везучими.

Большую часть фильма девушка остаётся хоть честной и доброй, но ожесточённой, а ближе к финалу даже озлобленной. В некоторые ключевые моменты она негласно вопрошает: какая разница, где хранится главный артефакт мира, если он у меня под боком? какая разница, кто спасёт мир, если это сделаю я? Самозабвенная вера в то, что мир создан быть таким, каким девушка привыкла его видеть, ослепляет Райю. Разбитые розовые очки, как ей кажется, дают ей право на ярость и эгоизм. Интересно, что это право в целом за ней и правда признаётся: Райе довольно долго удаётся совмещать своё новое колючее мировоззрение и праведный в общем путь. Но как только уровень эгоизма и глухости к другим становится критическим, ей приходится делать выбор.

Кадр из м/ф «Райя и последний дракон»

Неожиданные для некоторых поклонников диснеевской анимации размышления компенсируются успокаивающе привычной формой. Ошеломляюще красивый визуал, консервативный циклический нарратив, щепотка доброго юмора — всё это уже будто давно рассчитано по какой-то математической формуле. Тем отраднее видеть, что даже привычное и знакомое может быть не ностальгическим, а новым и удивительным в других обстоятельствах. Может быть, вы тысячу раз видели эту историю, но вы точно ещё не видели такую диснеевскую принцессу — чем не повод пойти в кино?


Фото: The Walt Disney Studios