«Суспирия»: вздохи по красоте

«Суспирия», реж. Лука Гуаданьино

Итальянский режиссёр-эстет Лука Гуаданьино всех удивил, когда заявил, что хочет переснять хоррор-картину «Суспирия» 1977 года. Своё желание он объяснил тем, что впервые посмотрел этот фильм в 13-летнем возрасте и увиденное произвело на него сильное впечатление. Возможно поэтому картина Гуаданьино получилась очень авторской: это не типичный хоррор, не обычный ремейк, это артхаус в чистом виде (шепчущий, одновременно прекрасный и мерзкий).

По сюжету американка Сьюзи (Дакота Джонсон) приезжает в Берлин, чтобы поступить в знаменитую танцевальную школу. Несмотря на отсутствие образования и опыта, на просмотре она привлекает внимание преподавателей и получает место в труппе. Кроме того, ей сразу дают комнату в школьном здании, так как одна из девушек накануне сбежала, связавшись с террористами. За окном идёт лихорадочный 1977 год. Со временем Сьюзи начинает догадываться, что всё не то, чем кажется: помимо изнуряющих репетиций здесь проводятся таинственные ритуалы, а танец становится настоящим заклинанием. Параллельно с этой историей психиатр Джозеф Клемперер пытается узнать о судьбе своей пациентки — танцовщицы Патришии, которая исчезла, в бреду поведав о ведьмах и опасностях школы.

Кадр из к/ф «Суспирия»

Лука Гуаданьино оставляет в прошлом броские цвета и театральность оригинала, делая свой фильм бледным и реалистичным. Если в «Суспирии» 1977 года атмосферу нагнетали обилие красных тонов и вычурный саундтрек, то в новом фильме отдаётся предпочтение светлым, почти серым оттенкам и спокойным мелодиям, достигая нужного напряжения через сложные ракурсы, монтаж и натуральность.

Несмотря на то, что перед нами разворачивается история Сьюзи, которая вот-вот потеряет себя под гнётом внутренней жизни школы, её танец становится одним из главных героев сюжета. Резкие движения рук, изгибы позвоночника, вдох и выдох — всё это очерчивает движущую идею ленты о силе красоты и женском естестве. Не случайно самые сильные (и самые страшные) сцены ленты подаются через хореографию.

Кадр из к/ф «Суспирия»

С определённого момента зритель начинает задаваться вопросом, а всё ли так просто с самой Сьюзи? Девушка ничего не боится, не переживает и с покорностью принимает любые повороты событий. Пропала одна из учениц? Бывает. Преподаватели творят что-то странное? Значит так надо. Ведьминские ритуалы? Обычное явление. Пластичная Дакота Джонсон, искупив все грехи «50 оттенков серого», отыгрывает героиню легко (на кончиках пальцев), не теряя внутренней силы и напряжения. Не зря актриса, готовясь к съёмкам, посещала классы балета — она ведёт свою партию уверенно и страстно. Конкурируя с великолепной Тильдой Суинтон, Джонсон смотрится совсем не блекло, а дуэт двух актрис получается захватывающим и выразительным. 

К сожалению, мы так и не увидим танца Суинтон, несмотря на то, что её героиня является ведущим педагогом. Но актриса поразит сердце зрителя другим: в фильме у неё сразу несколько ролей. Тильда предстаёт в образе строгой преподавательницы, жестокой ведьмы и…дотошного психиатра. Не зная о последнем заранее, невозможно догадаться, что под маской немощного старика скрывается изящная Суинтон. Это одна из лучших ролей актрисы.

Тильда Суинтон

Линия профессора накладывается на сюжет о становлении Сьюзи как танцовщицы, а фоном идут политические события, лихорадящие Берлин, феминистические мотивы и размышления об искусстве танца. Кажется, что «Суспирия» составлена из разных кусочков странной мозаики: американские прерии родины главной героини, где строгая мать считала её грехом, сменяются интригами внутри клана ведьм, а затем нам рассказывают довольно грустную судьбу психиатра Джозефа, чтобы затем показать дикие танцы полуголых девушек. Всё это переливается, ускользает, оставляя странное послевкусие.

Фильм методично подводит к финалу, который должен был бы стать мощным аккордом, но получился довольно смазанным. Всё выглядит сочно, эффектно, но саспенс ослабил свои позиции, поэтому кажется по итогу, что нас провели. Самое первое убийство выглядело очень впечатляюще, обещая, что в конце всё станет ещё более жутким, но финальная оргия, несмотря на то, что всё объясняет, получилась немного нелепой.

После просмотра становится понятно, что всё это мастерски снято (на плёнку!) лишь для одной цели — кино ради кино. Эстетика ради эстетики. Перед нами разворачивается прекрасное зрелище, но красота — страшная сила, и, наверное, в этом кроется притяжение «Суспирии».


Фото: Amazon Studios



Надежда Черток