«Спутник» мой неземной, ты повсюду со мной

Фрагмент постера к/ф «Спутник»

23 апреля сразу в трёх онлайн-кинотеатрах состоялась премьера отечественной фантастики «Спутник» от дебютировавшего в полнометражной режиссуре Егора Абраменко. На стадии трейлеров ленту постоянно сравнивали со скоттовским «Чужим» или вильнёвским «Прибытием». В самом деле: из космоса к людям пожаловала неизвестная форма жизни, а разгадать её намерения и разобраться с ней предстоит женщине, специализирующейся на чём-то отдалённо подходящем. На деле «Спутник» умело использует достижения мирового кинематографа, но в результате оказывается одновременно самобытным и универсальным высказыванием о гуманизме.

Непонятно, случайно или нарочно, но все 110 минут хронометража фильм до удивительного равномерно ускоряется. История начинается с умолчаний. Вот какие-то герои, космонавты, познакомьтесь. С ними что-то произошло, но что именно — пока секрет. Вот герои уже на земле, и им совсем нехорошо. Их находит случайный дяденька, а что дальше — пока тоже секрет. Только с появлением в кадре Оксаны Акиньшиной, фильм наконец начинает плавное и пока неторопливое движение.

Кадр из к/ф «Спутник»

Сыгранная Акиньшиной Татьяна Климова здесь главное действующее лицо, через искания которой зритель постепенно воссоздаёт для себя общую картину. До последнего мы мало знаем о её прошлом, довольствуясь специальностью (нейрофизиолог) и проблемами на работе: едва не закончившийся трагически инцидент ставит дальнейшую карьеру Климовой под угрозу. В этот тяжёлый момент её и перехватывает Фёдор Бондарчук (которого тут все зовут Семирадовым), предлагающий героине некий интересный проект с весьма выгодными условиями. Так Климова попадает в небольшой закрытый исследовательский центр и, наконец, знакомится с выжившим после аварии космонавтом Константином (Пётр Фёдоров) и его инопланетным симбиотом.

Способ существования пробравшейся в Советский Союз 1983-го твари гораздо более изобретательный, чем у старых добрых ксеноморфов. Впрочем, это тот случай, когда рассказывать подробности — значит лишать зрителя радости узнавания. Интересные взаимоотношения «своего» и «чужого» разворачивают в принципиально другую сторону старую добрую историю о неисповедимых путях науки в тоталитарном государстве. Ещё на стадии, далёкой от кульминации, выстраивается градация «герой — человек — монстр». Примечательно, что все три уровня иллюстрируются одним и тем же персонажем, тем самым космонавтом. Константин переживает потрясение за потрясением, и банальный страх тянет его вниз, во тьму, в ночь, когда наступает время его внутреннего бог- монстра. Его единственной надеждой оказывается Татьяна, которая, как кажется поначалу, меньше всего настроена кого-то спасать. За её силой, хладнокровием и разумом сложно сразу разглядеть способность к состраданию. При этом признание ценности человеческой жизни, как ни странно, не мешает, а только помогает героине принимать действительно сложные решения.

Кадр из к/ф «Спутник»

Совершенно в другом направлении мыслит и действует относительно внезапный антагонист. По его злоключениям и поведенческим паттернам он тяготеет к привычным плохим парням из боевиков, но от них его отделяет способ мышления. Он никому не мстит, не хочет намеренно навредить и руководствуется вполне понятной и, увы, распространённой логикой. Логикой, согласной которой оружие может быть гарантией мира, безопасность стоит ограничения свобод, жестокое убийство — приемлемое наказание за определённые преступления, а благая цель оправдывает варварские средства. Строго говоря, самым страшным монстром в «Спутнике» оказывается вояка, выступающий с позиции силы, и внедряющий своё разрушительное мировоззрение в сферы куда более тонко организованные: науку, политику, человеческие взаимоотношения.

Увлекательная история, несколько раз по ходу перетасовывающая карты, приходит в итоге к большим и простым истинам. Монстра, которого все искали вовне, нашли внутри (как, собственно, и подсказывала расквартировавшаяся в теле космонавта чудь). До человека, вырастившего в себе монстра, достучаться нелегко — но попытка всегда стоит того. И эмпатия в конечном итоге всегда лучше и продуктивнее агрессии. Примечательно, что чтобы рассказать о любви к ближнему, Егору Абраменко даже не потребовалась любовная линия (при двух разнополых героях!) — неслыханная роскошь в отечественном массовом кино. Но и на этом «Спутник» не останавливается. Финал остроумно посмеивается над ожиданиями зрителя. В картине, в которой присутствует хороший советский космонавт, главной героиней (во всех смыслах слова) оказывается учёная — женщина. Завершающая сцена фильма — одновременно и восхитительный трогательный сюжетный поворот, и идеальное дополнение к истории о силе духа, перевешивающей силу физическую.


Фото: Кинокомпания «Водород»


Яна Крисюк