«Жила-была девочка». Жила – и выжила

«В некотором царстве в некотором государстве жила-была девочка. Она зимой жила, было холодно-холодно. А девочка всё весну ждала, думала «когда же эта весна придёт?». Она с мамой жила, а папа её на войну пошел. Вот девочка и мама её всё весну ждали, чтобы солнышко выглянуло, чтобы тепло стало. Они думали, как тепло станет, так и война кончится, и папа их придёт домой. И вот в одни прекрасный день и наступила весна…»

девочки.jpg


Кино и война

Больше всех во время Великой Отечественной войны страдали дети, особенно тяжело приходилось тем, кто оказался в окружённом фашистскими войсками городе Ленинграде. Именно о них решил снять свой фильм советский кинорежиссёр Виктор Эйсымонт. Находясь в освобождённом от блокады городе, он вместе с оператором Грайром Гарибяном, пригласил двух маленьких девочек из Москвы (множество детей и взрослых из города на Неве на тот момент были слишком истощены), которые должны были исполнить роли Настеньки и Кати – ими стали будущие звёзды советского кино Нина Иванова и Наталья Защипина. Подготовка к съёмкам началась ещё в январе 1943 года. В результате было решено продолжать работу над фильмом в Ленинграде. Никакие декорации в Ташкенте или Алма-Ате (большинство отечественных кинокартин во время войны снимались в этих городах) не смогли бы воспроизвести угнетающую атмосферу окружённого вражескими войсками города на Неве. Зритель видит обледенелые трамваи, дрожащие свечи в бомбоубежище, еле идущих за водой измождённых горожан, старый клён, который продолжает цвести, даже когда в его ствол попал снаряд. Именно на этом фоне лепят куличи и поют песенки семилетняя Настенька и пятилетняя Катенька, девочки, детство которых было прервано войной, дети, служившие опорой и утешением своим измученным голодом и смертельным ужасом родителям. К слову, Нине Ивановой, сыгравшей Настеньку, на момент съёмок было десять, а Наталье Защипиной, исполнившей роль Катеньки, всего четыре года.

жила-была девочка.jpg

блокада.jpg





Настенька

Нина.jpg

Когда режиссёр Виктор Эйсымонт пригласил десятилетнюю москвичку Нину Иванову на съёмки своей военной драмы, её родители сильно переживали за успеваемость дочери в школе и отправили вместе с ней в Петербург тётю. Образ серьёзной и ответственной Настеньки, ухаживающей за больной мамой и переживающей все тяготы блокадной жизни, получился у Ивановой невероятно убедительным. Кажется, что все события по-настоящему происходили с девочкой, а пронзительный, не по годам серьёзный взгляд по сей день трогает сердца зрителей.
Когда съёмки закончились, Иванова быстро догнала своих сверстников по учёбе, и возвращаться на съёмочную площадку больше не планировала. После отличного окончания школы она поступает в медицинский институт, но однажды знакомый студент из ВГИКа предлагает Нине сыграть в его дипломной короткометражке. Девушка вновь попадает в мир киноиндустрии, когда её замечает режиссёр фильма «Весна на Заречной улице» Марлен Хуциев, искавший актрису на главную роль. Сыграв учительницу русского языка в вечерней школе, Нина Иванова моментально завоевала любовь советских зрителей, а сам фильм стал классикой отечественного кинематографа. Но отсутствие профессионального образования сказывалось на карьере актрисы, и после выхода картины «Серая болезнь» (1966), Иванова решила работать по ту стороны экрана, заняв место ассистента режиссёра на студии имени Горького в 1960-х, а позже стала писать сценарии для киножурнала «Ералаш».
Сегодня Нина Иванова продолжает жить в Москве, но о своей кинематографической деятельности вспоминать не любит.


Катенька

Наталья.jpg

Наталья Защипина, в отличие от Нины Ивановой, уже с малых лет мечтала стать актрисой, и случай не заставил себя долго ждать. Когда она вместе с бабушкой Олесей прогуливалась по Тверскому бульвару, их заметил помощник режиссёра, занимавшийся поиском будущих героинь для фильма «Жила-была девочка». Пятилетняя Наташа легко вжилась в образ озорной Катеньки, которая, несмотря на ужасные условия жизни, продолжает оставаться ребёнком – лепит из песка «пирожки с капустой» и распевает песенки. Кстати, номер «Сильвы», где Катенька, приплясывая в платке, поёт куплеты из роли своей мамы-актрисы, специально ставили под Защипину при участии хореографа. Глядя на игру пятилетней крохи трудно поверить, что это её первая роль – настолько живо и по-взрослому она ведёт себя в кадре. Сама Защипина спустя годы вспоминала: «О тех съемках я помню мало. Маленькая была. Знаю, что в кино попала случайно – мы с бабушкой гуляли неподалеку от дома, в котором жили. Три года, как не было в живых отца. Он погиб в 1941 году, защищая Москву. Я была веселой и шумной заводилой. Помреж попросила у бабушки номер телефона. После этой встречи прошел, наверное, месяц, но я никому не давала покоя. Все время твердила, что, мол, хочу сниматься в кино. Мама меня отговаривала, а я мечтала, чтобы меня увидело как можно больше народу. В Ленинград ехали на поезде, перед нами разбомбили состав, железная дорога была разрушена, нас пересадили на грузовики, и мы поехали по Дороге жизни, по Ладожскому озеру. Мы жили в «Астории», но во время бомбежек никогда не спускались в бомбоубежище. Мама боялась, что нас там засыплет. В Москве война чувствовалась совсем не так, как в Ленинграде. Здесь я увидела весь этот ужас наяву. Поход к Неве за водой, голод, обледенелые трупы…»
После фильма Эйсымонта Наталье Защипиной стали один за другим поступать предложения о съёмках. Так она исполнила главную роль фильме «Слон и веревочка» (1945), где её партнершей и наставницей была Фаина Раневская. Позже актриса вспоминала об этих съёмках: «Я сначала боялась за Наташу, все актёры боятся играть с детьми: они ведь не играют, а живут, так верят в происходящее, что разоблачают любого актёра, который такой веры не нашёл. Неожиданно мы подружились. Может оттого, что я вообще не умею сюсюкать и говорила с Наташей, как со взрослой. А ей было шесть! Кроха!… Она приходила ко мне в уборную и наблюдала как меня гримируют.
– Тебе интересно играть мою бабушку? – спрашивала.
– Интересно.
– А ты меня уже любишь? – снова спрашивала она, когда мне натягивали парик.
– Я тебя всегда люблю, — говорила я».

После ещё была картина Ильи Фрэза «Первоклассница» (1948), где Наталья исполнила роль избалованной, но добродушной девочки Маруси. А когда актриса окончила школу, то решение поступить во ВГИК не стало сюрпризом для членов её семьи. Но место на съёмочной площадке она променяла на театр – таково было условие главного режиссёра Московского академического театра сатиры Валентина Плучека. Тем не менее, она успела исполнить пару эпизодических ролей в кино и сняться в фильме «Малыш и Карслон», где Защипина играла мать Малыша. Актриса много работала над озвучанием популярных диснеевских мультсериалов, таких как: «Русалочка», «Чип и Дейл», «Чудеса на виражах», «Утиные истории» и многих других. Сама Наталья в разговоре об актёрской работе признаётся: «Я все понимаю – ну кому сейчас нужны старики? Тем более что в нашем театре есть такие великолепные актрисы, как Ольга Аросева, Вера Васильева. Аросева – это пани Моника, ее помнят и любят, Васильева много снималась в свое время, в отличие от меня, конечно, им отдается предпочтение. Но я не в обиде. У меня настолько хорошо сложилась жизнь семейная, что это заменило мне работу!».


Премьера в осаждённом городе и международное признание

коллаж_жила-балы девочка.png

 Премьера фильма в СССР состоялась 14 декабря 1944 года. Сильная во всех отношениях картина Эйсымонта, снятая в блокадном Ленинграде, произвела большое впечатление на зрителей. После окончания Второй Мировой войны лента была показана в США, Бельгии, Франции, Италии и Финляндии. Кроме этого фильм попал в программу Венецианского кинофестиваля, где получил Латунную медаль. Фильм стал первой безусловной победой Виктора Эйсымонта, снявшего после ещё немало картин с участием юных артистов («Два друга», «Судьба барабанщика», «Дружок»). В 1957 году режиссёр был удостоен звания Заслуженного деятеля искусств РСФСР, но о самом Эйсмонте по-прежнему известно немного, кроме его бесспорного таланта находить общий язык с детьми на съёмочной площадке.

 
Фильм «Жила-была девочка» заканчивается праздничным салютом в честь снятия блокады Ленинграда, который пришёл на смену грохоту бомб и сигналам о воздушной тревоге. А вместе с городом продолжают жить две девочки: одна маленькая, другая – постарше, одна весёлая, другая – задумчивая, но обе так остро нуждающиеся в возможности быть просто детьми, озорными и беззаботными. Вместе со всеми, кто выжил и выстоял, они никогда не забудут ужаса тех дней и ночей, который, во многом благодаря этой памяти, больше никогда не повторится.