Робкий «Щегол»: слабая экранизация знаменитого романа

Кадр из к/ф «Щегол»

Фильм «Щегол» рассказывает историю нью-йоркца Теодора Деккера, который в 13 лет пережил трагические события, потерял маму, но приобрел нерушимую связь с миром искусства. Это экранизация одноимённой книги американки Донны Тарт. В 2013 году роман завоевал высшую литературную награду — Пулитцеровскую премию.

Однажды Тео и его мама пошли в музей, чтобы посмотреть на картину «Щегол» кисти голландского живописца Карела Фабрициуса. Мама мальчика превосходно разбиралась в живописи и много рассказывала сыну о картинах, поэтому искусство всегда было тем, что связывало Тео с матерью. Во время их прогулки по залам произошёл теракт. Когда мальчик пришёл в себя среди пепла и дыма, он увидел умирающего старика, который попросил забрать картину «Щегол», отдал свой перстень и дал указание обязательно найти лавку торговца антиквариата Блэкуэлла. Мама главного героя погибла в этом теракте, и это разделило жизнь мальчика на до и после трагедии.

Кадр из к/ф «Щегол»

После этого мир Тео меняется. Он знакомится с разными людьми, переезжает в Лас-Вегас, а затем снова возвращается в Нью-Йорк, чтобы навсегда связать себя с антиквариатом. Его жизнь сложно назвать простой, особенно из-за тайны, которую он вынужден хранить много лет. Спрятанная в старый рюкзак картина становится единственным звеном, связывающим Тео с погибшей матерью. Этот шедевр искусства тяготит главного героя и в тоже время является его спасением.

Книга Донны Тартт «Щегол» произвела большое впечатление на публику и стала настоящей сенсацией, поэтому экранизация привлекла внимание многих зрителей и критиков. Большие надежды были возложены на фильм, который должен был погрузить зрителя в мир красоты и тайны, стать уютно-классической историей и изысканным актом психотерапии. Но ничего из этого в ленте режиссёра Джона Кроули вы не увидите.

Фильм получился довольно сложным для понимания, но актёров в этом сложно винить. Юный Оакс Фегли, которого зрители могли видеть в сказке «Пит и его дракон», превосходно отыгрывает роль Тео, пережившего трагедию и испытывающего сильное чувство вины. А вот его взрослая версия в исполнении Энселя Эльгорта кажется более блёклой. Актёр старается показать душевные муки своего героя, но, кажется, ему не хватает колорита эмоций. Это легко объясняется тем, что в фильме отсутствуют сильные сцены со взрослым Тео. Более запоминающейся показалась роль Николь Кидман, которая предстала в образе миссис Барбур, богатой женщины, приютившей 13-летнего Теодора после случившейся трагедии. Её героиня кажется холодной, сдержанной, но вся её суть заключена во взгляде: в её глазах столько понимания, любви и нежности к мальчику, словно он её собственный сын. Борис — ещё один яркий персонаж. Сын украинского эмигранта, употребляющий спиртное и наркотики, он становится близким другом Тео. Роль юного Бориса сочно отыгрывает Финн Вулфард, знакомый многим по «Очень странным делам». Здесь он выглядит настоящим бунтарём и нонконформистом, способным на любую авантюру.

Кадр из к/ф «Щегол»

Несмотря на хороший актёрский состав, лента производит впечатление мутного стекла — вроде бы всё видно, но формы расплываются, а контуры теряют четкость. Авторам фильма словно было сложно сфокусироваться на акцентах истории, поэтому зритель вместе с Тео погружается в тёмные заводи различных сюжетных поворотов. Разумеется, для тех, кто прочёл книгу, экранизация покажется более ясной, но это сложно назвать плюсом картины.

Темп картины скачет от сцены к сцене. Он то необязательно замедляется, то сломя голову несется вперед и перепрыгивает важные сцены. Некоторые моменты без объяснения смотрятся странными и вычурными (например, совершенно не ясно, почему умирающий старик просит забрать картину из музея, или почему Тео и его подруга Пиппа обмениваются книгами, почему главный герой не смеет развернуть запакованную в газеты картину). Таким образом, зритель в итоге увидит элементы истории, которые ему покажутся неважными или не обязательными.

Кадр из к/ф «Щегол»

Стоит отметить, что при всей путанности и нагромождении флешбеков, фильм выглядит довольно красивым и визуально продуманным. Так, например, завораживают кадры из жизни Тео в пустыни Лас-Вегаса, где его окружают безлюдные одинаковые дома и песок. Прекрасно оформлены интерьеры (чёткая геометрия дома Барбуров контрастирует с уютным хаосом антикварной лавки) и продуманы детали образов героев (интересно наблюдать, как меняется гамма одежды Тео от светлых оттенков к чёрному).

Так о чём же эта история: о похищенной картине и чувстве вины, о силе искусства, способной, словно взрыв, навсегда изменить жизнь? Фильм не даёт ответа на этот вопрос, в отличии от самой книги. В конце нам вроде бы говорят, что такого важного было в этой картине, и какие чувства терзали Тео, но всё это звучит довольно робко и тихо. Поэтому хочется посоветовать прочесть книгу всем тем, кто не читал произведение Тартт, а тем, кто уже знаком с оригиналом, не расстраивать себя и не надеяться на экранизацию. В отличие от романа она не производит такое сильное впечатление.


Фото: Warner Brothers



Надя Черток