Будущее наступило в 5 сезоне «Чёрного зеркала»

«Чёрное зеркало», 5 сезон

Немного незаметно на фоне «Чернобыля», «Благих знамений» и «Рассказа служанки» вышел очередной, уже пятый сезон сериала-антологии «Чёрное зеркало». Время от времени поклонники шоу о меняющихся технологиях и не меняющихся людях жалуются на ухудшение качества серий. Впрочем, каждый раз автор и вдохновитель проекта Чарли Брукер находит возможность продемонстрировать нечто совершенно новое. Среди таких прорывов были всеми любимые серии «Белое Рождество», «Сан-Джуниперо», «USS Каллистер»… Зимой Netflix предложил своим подписчикам «сыграть» в «Чёрное зеркало», выпустив первый интерактивный эпизод — реакция на него была уже неоднозначной, но в целом, людям всё же понравилась сама возможность выбора. В пятом сезоне создатели сериала вернулись к изначальному количеству эпизодов (всего 3 за раз, как и до переезда на Netflix), а зрители понадеялись, что это означает максимальную приверженность духу и идеям раннего «Чёрного зеркала», дерзкого, эпатажного и оглушающего своей беспощадностью. Вместо этого пятый сезон огорошил фанатов резкой сменой ориентиров.

Кадр из эпизода Striking Vipers

Эпизод Striking Vipers («Бросок Гадюки») — это практически один-в-один «Все леди делают это» Тинто Брасса, только с лёгкой примесью технологичности. Здесь Брукер, как и легендарный итальянец, рассуждает о трансформации сексульно-романтических отношений в XXI веке. Наступило новое время, сексуальная революция далеко позади, расширение понятия нормы заставляет общество переосмыслить подходы к самым интимным сферам жизни. Как перестроить классические моногамные отношения в полиаморные? Как сделать это безболезненно? Что теперь считается и не считается изменой? И Брукер, и Брасс в итоге приходят к исцеляющей силе диалога (полилога?), но одна и та же тематика обыграна по-разному, причём в «Чёрном зеркале» куда менее изящно. Влюблённые у Брасса пытаются по-разному решить проблему, пока не приходят к консенсусу. Влюблённые у Брукера и Оуэна Харриса (постановщик) попросту отмалчиваются, а конфликт исчерпывает себя, как только они наконец решаются на диалог. Всё это время напряжения в любовном треугольнике (актёры Энтони Маки, Яхья Абдул-Матин II, Николь Бехари) не наблюдается, только скучное пережёвывание гомоэротических страхов и обиженное пыхтение по углам.

Кадр из эпизода Smithereens

«Осколки» — самый неоднозначный эпизод нового сезона. Он менее прочих похож на то, что ожидаешь увидеть в сериале «Чёрное зеркало», и во многом именно поэтому собрал в свой адрес куда больше негатива, чем заслужил. Абсолютная нежизнеспособность конфликта переводит повествование в плоскость фантастических условностей. Тут как в кривом зеркале отражаются искажённые реалии привычной жизни: шаблонное мышление «экспертов»-психологов, человеческая жизнь как разменная монета для безликих юротделов и корпораций, потеря личности людьми-функциями, в частности, таксистами. Интересно, что об этом сравнительно недавно говорил самый первый эпизод сериала «Шерлок», в котором Эндрю Скотт блистал в роли Мориарти, использовавшего таксиста-убийцу в своих целях, а в «Осколках» он уже и сам садится за руль. Второй эпизод не предлагает ничего принципиально нового ни идеологически, ни сюжетно, но именно то, как аккуратно он написан и сыгран, делает его, наверное, самым впечатляющим из свежей тройки-неудачницы.

Кадр из эпизода Rachel, Jack and Ashley Too

Серия «Рэйчел, Джек и Эшли-робот» — это практически кроссовер «Ханны Монтаны» и «Чёрного зеркала». И дело тут даже не в танцующей и поющей Майли Сайрус в главной роли. Шлейф контента с канала Disney здесь тянут за собой две другие героини, сыгранные актрисами Ангури Райс и Мэдисон Дэвенпорт. Стереотипные и непохожие друг на друга сестры (рокерша-мизантропка с золотым сердцем и стеснительная милашка, страдающая крайней степенью фанбойства) попадают в самую нереалистичную жизненную ситуацию — и максимально реалистичную в мире каких-нибудь «Дневников принцессы». Им предстоит перестать собачиться и спасти поп-айдолшу из цепких лап корыстной злодейки. Разумеется, девочки без особо труда проникают на закрытые территории, побеждают в схватке бугаёв-охранников и лихо обставляют копов в автомобильной погоне. Параллельно сериал пытается донести месседж о пользе компьютерной грамотности (но в принципе везение тоже сойдёт), о бесполезности мотивационных песенок, о том, что восхищаться кумирами скорее полезно, чем нет… И, наверное, ещё несколько сомнительных мыслей для детей зрителей «Чёрного зеркала».

Сериал ещё не разорвал полностью связь со своими технологичными корнями, но сделал внушительный шаг в сторону удаления от них. Исчезло пресловутое «а что если» — действие каждой из трёх новых серий могло бы, в принципе, разворачиваться уже сейчас. Однако не разворачивается — и, кажется, не зря. Вместо вкрадчивого конспиролога, нашёптывающего о потенциально опасном и неизведанном будущем, Брукер предстал причитающим стариком, сетующим, что игроки в Pokemon Go непременно падают в люки и попадают под машины. Ни в одном из новых эпизодов нет увлекательных и пугающих фантазий, за воплощением которых интересно наблюдать спустя годы. VR-порно было у Хаксли, Эшли Too не впечатляет после интервью с Софи, а сказкой про страшные уведомления можно смешить нынешних школьников. И ранее уже обвиняемый в технофобии Брукер окончательно свернул на скользкую «мыльную» дорожку.

Фото: Netflix


Яна Крисюк