«Русалка. Озеро мёртвых»: Не ходи в кино, там русалка ждёт

«Русалка. Озеро мёртвых», реж. Святослав Подгаевский

Считается, что жанр ужасов совсем не конёк российской киноиндустрии, — более-менее известные ленты можно пересчитать по пальцам, а вот успешных проектов, кажется, нет совсем. На ум приходят советский «Вий», «Юленька» и «Мёртвые дочери». Между «Вием» и, например, «Юленькой» прошло более сорока лет. И за это время русский хоррор мало продвинулся в собственной популяризации, периодически порождая самых настоящих уродцев, типа «Дизлайка», существование которого — уже само по себе хоррор.

А вот постановщик Святослав Подгаевский, работающий исключительно над ужасами, въехал на пустующее поле жанра, словно рыцарь в сияющих доспехах, и занял его целиком. Начал режиссёр с малоизвестного «Владения 18», о котором, из-за отсутствия пиар-кампании, ожидаемо, узнали полтора землекопа. Спустя два года, учтя собственные ошибки, Подгаевский выпустил «Пиковую даму». Выход фильма сопровождали полные скримеров трейлеры, красочные постеры и реклама на ТВ и в Сети. Благодаря маркетинговым решениям, фильм посмотрело 600 тыс. зрителей. Нельзя сказать, что «Пиковая дама» — полноценный хоррор, скорее мистический триллер, однако Подгаевскому удалось нащупать то, что может быть интересно российской аудитории — городские легенды и фольклор. Последний он привнесёт в свою следующую ленту «Невеста», и в полной мере разовьёт в «Русалке».

«Русалка. Озеро мёртвых» рассказывает историю Ромы и Марины, которые собираются пожениться. Всё бы ничего, да старая дача, куда парень приезжает с друзьями, чтобы отметить мальчишник, оказывается для него самым настоящим кошмаром. Во время купания в местном озере Рома встречает загадочную девушку, которая с этого момента занимает все его мысли. Сомнамбулическое состояние жениха пугает Марину, девушка выясняет, что между ней и Ромой встала зловещая утопленница. В общем, всё как в сказках: из-за зловредного колдовства парень становится козлёночком, а целеустремлённая дева спасает его из горящей избы.

Кадр из к/ф «Русалка. Озеро мёртвых»

Надо сказать, что, как и «Пиковая дама», «Русалка» не пугает от слова «совсем». Фильм скорее напоминает сказку, наполненную неожиданными «бу!» и заимствованиями из нетленной классики хоррора. Казалось бы, озёрная нечисть — это персонаж славянской мифологии, и мы с детства знаем поверья про ночь перед праздником Ивана Купала, когда весёлые, хохочущие лесные нифмы скачут по полянкам, расчёсывают длинные волосы и, сидя на деревьях, заманивают волооких юношей. Подгаевский же максимально упрощает этот образ, и более того, делает его похожим на сразу нескольких культовых хоррор-персонажей. Двигается русалка как одержимая демоном девочка из «Изгоняющего дьявола» Уильяма Фридкина, выглядит как Садако из «Звонка», а в моменты особого эмоционального подъёма её лицо напоминает ту самую жуткую рожу из «Астрала». К сожалению, используя в качестве базиса фольклор, Подгаевский не создаёт аутентичного образа, а копирует всё, что когда-то успел подглядеть у других режиссёров. 

Кадр из к/ф «Русалка. Озеро мёртвых»

Актёры — ещё одно, традиционно слабое место фильмов постановщика. Режиссёру каким-то невероятным образом удаётся собрать людей, чьи лица решительно невозможно запомнить. Некоторые актёры кочуют из картины в картину: Викторию Агалакову можно было увидеть и в «Невесте», и в «Русалке» — в этих фильмах она играет невесту, вынужденную отдуваться и за себя, и за того парня; а Игорь Хрипунов («Пиковая дама: Чёрный обряд», «Невеста», «Русалка. Озеро мёртвых»), кажется, меняет только костюмы.

В «Русалке» тоже самое можно сказать и о декорациях. Да, они хороши — видно, что художники-постановщики честно выполнили свою работу, однако, и они не уникальны. Заброшенная дача и озеро с русалками уж очень напоминают старую усадьбу из «Невесты».

Кадр из к/ф «Русалка. Озеро мёртвых»

Таким образом, Подгаевский и его «конвейер ужасов» не выходят на новый уровень, а упорно воспроизводят жанровые клише и цитируют сами себя. При этом, сложно назвать его фильмы именно ужасами — скримеры, белёное лицо русалки (или зловредной невесты, или пиковой дамы, или жильцов-призраков из «Владения 18») и трепетание занавески на ветру не пугают, а вызывают отчаянное желание сбежать из кинотеатра и потратить своё время на что-нибудь более стоящее. И после третьего крупного проекта Подгаевского уже бессмысленно оговариваться, что жанр-де молодой, а режиссёр — единственный, кто тянет на себе эту ношу, а потому, давайте будем снисходительны…

Впереди у постановщика совместная работа со студией Александра Роднянского и Сергея Мелькумова. Проект расскажет об ещё одном фольклорном персонаже русских сказок — Бабе Яге. Возможно, поддержка «Нон-Стоп Продакшн» и актёрских составов «Нелюбви» и «Левиафана» Звягинцева выведут Подгаевского на новый уровень. Время покажет. 

Фото: Central Partnership


Аня Громова