«Мысленный волк»: хтонический сон мета-мета разума

Кадр из к/ф «Мысленный волк»

Придёт серенький волчок и укусит за бочок. Что бы ни делала ты, он где-то рядом. Поэтому все Красные шапочки в итоге учатся приручать серого зверя. Но помни, в лесу по ночам бывает очень темно.

В далёком глухом селе живёт-поживает бывшая балерина (Юлия Высоцкая), и однажды к ней приезжает из Петербурга дочь (Лиза Климова) с сыном Васенькой, чтобы попросить денег. Она находит мать на сельской дискотеке, где та заявляет, что «постмодернистский нарратив нерелевантен по отношению к дискурсу современности». Продираясь сквозь лесную чащу, героини ссорятся, теряют и находят Васеньку, расходятся в разные стороны, но не могут друг без друга. Кажется, что девушке совсем не нужен её сын, как и она сама своей матери. Но затем мы начинаем понимать, что это всё условность, как и сами героини — искусственно созданный образ. Чтобы путь через чащу стал ещё интереснее, мать рассказывает историю о волке-людоеде, который бродит по округе. Со временем дочери кажется, будто их преследует зверь. Вопрос: настоящий или выдуманный? Сон разума рождает чудовищ.

В рассветной мгле мать и дочь добираются до своего дома. Здесь начинают твориться и вовсе сказочные дела: появляется добрый молодец, готовый наколоть дрова, а затем и богатырь, готовый бросить злое чудище к ногам прекрасной дамы. Всё как в русских былинах, где повелительницы хтонического мира оказываются благосклонны к пришлым мужчинам. Героиня Климовой спрашивает, а есть ли здесь на самом деле Волк. В ответ звучит — а есть ли Бог? То есть бог и волк в данном случае выступают как равные сущности, готовые покарать неугодных и провинившихся. В итоге возникает некий девиз — верь, бойся, проси. И Волк, которого надо бояться, всё же приходит. Но готовы ли героини его о чём-то попросить?

Кадр из к/ф «Мысленный волк»

Образ «мысленного волка» возник из молитвы святого Иоанна Златоуста, где он говорит: «Да не на мнозе удаляяйся общения Твоего, от мысленного волка звероуловлен буду». В данной концепции волк — это тьма, дьявол, все тёмные мысли и поиски смысла, удаляющие нас от Бога и света. В фильме Германики волк также становится тем тёмным началом, которое готово растерзать грешников. А такими земля полна.

У фильма есть христианский пролог. Нам показывают сцену похорон молодого мужчины, снятую наоборот. Хотя, возможно, имелось в виду таинство воскрешения: гроб откопали, мертвеца отпели, омыли, а затем он проснулся в светлом доме, где его угощают две девушки, ставшие предвесницами главных героинь. Именно из этого рая мы спускаемся в ад на земле, где бродят чудища.

Стилистически «Мысленный волк» близок к Линчу, но ему не хватает настоящей визионерской красоты автора «Твин Пикса». Кроме великолепно снятой сцены похорон, похожей на полотна эпохи Ренессанса, и момента появления тёмных сил, сотрясающих кривой домишко, всё выглядит несколько уныло.

Фильм Германики снят как мистический хоррор, но не пугает. Всё происходящее напоминает кошмарный сон, в котором все говорят с одной интонацией, местами режущей слух, и с одним выражением лица. Камера дрожит (словно, отсылая нас к «Ведьме из Блэр»), глубже погружая в сумбур и метафоры. Слова героев в основном воспринимаются как условность и выглядят как один монолог в духе Пелевина, наполненный символизмом, высказываниями в стиле «чо-чо-через плечо!» и прочей сомнительной метафизикой. Воспринимается это так, словно ты всё это время пробираешься вместе с героинями через лес — муторно, тяжело и с желанием поскорее выбраться на свет. Посыл ленты маячит где-то вдалеке, маня зрителя, но оставаясь недостижимым.

Релиз фильма состоится 17 октября.


Фото: ЛеосФильм


Надя Черток