«Магазинные воришки» Хирокадзу Корээды: как режиссёр-отличник покорил Канны проблемой «отцов и детей»

Кадр из к/ф «Магазинные воришки»

Фильм-победитель Каннского кинофестиваля «Магазинные воришки» японского режиссёра Хирокадзу Корээда стартует в российском прокате с 8 ноября, но уже полюбился жюри Каннского кинофестиваля и был показан в Петербурге в рамках МКФ «Послание к человеку».

Фильм вызвал массу споров и возражений. Мол, Корээда получил «Золотую пальмовую ветвь» за выслугу лет, фильм стал компромиссом для чуть не разругавшегося на Лазурном берегу жюри, и в итоге все смирились с «золотой серединой». Но факт остается фактом — самый престижный приз в области фестивального кино картина получила и в историю вписана.

Кадр из к/ф «Магазинные воришки»

«Магазинные воришки» встанут в ряд с фильмами, поднимающими вечную проблему взаимоотношений отцов и детей. К ним можно отнести прошлогодний фурор Андрея Звягинцева «Нелюбовь», получивший приз Каннского жюри и номинацию на Оскар, душераздирающую картину «Это всего лишь конец света» Ксавье Долана, представленную в Каннах в 2016 году. А если обратиться к классике, то «Кошка на раскалённой крыше» и «К востоку от рая» тоже упадут в одну копилку. Тема не только не теряет актуальности, но и набирает обороты. Как только ты берёшься судить героев вышеперечисленных картин за их холодность и безразличие к детям, режиссёр отсылает нас к детским проблемам и обидам этих же самых героев, и ты тут же забираешь свои суждения обратно.

Кадр из к/ф «Магазинные воришки»

«Магазинные воришки» рассказывают о семье, перебивающейся с японской лапши на воду и живущей в тесной каморке, где умещаются старушка на пенсии, муж с женой, девушка лет семнадцати и маленький мальчик. О семье без перспектив и надежд на то, что из этой бедности можно вырваться. При этом, всё, как в обычной жизни: они ссорятся, спорят, заботятся друг о друге и любят как умеют. Мужчина с мальчиком воруют продукты в магазине по отработанной схеме и несут домой, где женщины готовят на всех ужин.

В эту неблагополучную, но размеренную и привычную им всем жизнь, попадает маленькая девочка, которую они подбирают в холод на улице. Девочка почти не говорит, но её крошечное тело покрыто шрамами и синяками, и домой возвращаться она вовсе не рвётся.

Казалось бы, места у них нет. Лишних средств и еды тоже. Но тепла и любви — хоть отбавляй. Они не строят из себя героев-спасителей, но дают девочке то, чего ей не хватало в прежней жизни: настоящую семью, нежность, тепло и любовь. То, чего в детстве не хватало им самим.

Кадр из к/ф «Магазинные воришки»

Тут в спор у зрителя вступают его здравый рассудок и чувство справедливости, жажда правосудия и вера в лучшее, неприятие и отторжение героев, и снисходительность с умилением вместе. А также всплывает вопрос: «Настоящий отец — тот, кто тебя породил, или тот, кто воспитывал и любил?».

В фильме нет напыщенной красоты и лоска: герои с хлипом потягивают бульон и лапшу из тарелок, моются в обшарпанной ванной и нелепо занимаются сексом. Нет в нём и намеренного уродства. Скорее это история о лишних, никому не нужных людях, которые встретились в одном месте, живут, как могут, и нужны лишь друг другу.

Создаётся впечатление, что фильм снял режиссёр-отличник, у которого всего в меру: и жестокости, и любви, и погружённости в японский быт за пределами токийских огней, и семейного тепла. Нет бросающего тебя из стороны в сторону саспенса «Пылающего» Ли Чхан Дона, музыкальности «Лета» Кирилла Серебренникова, трагизма «Холодной войны» Павла Павликовского, свежести «Счастливого Лазаря» Аличе Рорвахер и расовой проблематики «Чёрного клановца» Спайка Ли, участвовавших в Каннской программе наравне с «Магазинными воришками».

Кадр из к/ф «Магазинные воришки»

Корээда нигде не перешел черты, но главное — он даже к ней даже не приблизился. Слово, которое сразу приходит на ум, ровно. Это ровное кино, которое смотришь ровно и так же ровно выключишь. И тема выбрана ровная, беспроигрышная и понятная, но нет в ней революционности, нет её и в картине.


Фото: Aoi Promotion


Мария Терещенко