Мы в социальных сетях
Связаться с нами

Хоррор дня: о Диком Западе и бескрайних прериях



Октябрь – лучший месяц для уютного домашнего просмотра хорроров: на улице темнота и холод, на душе тоска. В витринах магазинов появляются тыквы и ведьмовские шляпы, в квартирах пополняются запасы корицы и имбиря. В преддверии Дня всех Святых редакция Кино.Триколор отобрала несколько фильмов ужасов из разных стран и самых разных поджанров. А значит, в эти холодные осенние вечера вы точно сможете напугаться всласть.


В 2018 году на кинофестивале в Торонто состоялась премьера впечатляющего хоррор-вестерна The Wind американки Эммы Тамми. До российского проката лента добралась уже с заголовком «Обитель страха», не самым очевидным и подходящим, но точно подмечающим главное: ключевым в фильме оказывается именно место действия.

«Обитель страха» переносит на Дикий Запад, в бескрайние прерии XIX века, где посреди равнины поселилась супружеская чета Маклин. С первых же кадров Тамми даёт понять, что ничего хорошего в обозримом будущем нас не ждёт. Женщина (главная героиня Лиззи в исполнении Кейтлин Джерард) выходит на крыльцо вся в крови с мёртвым младенцем на руках. Этот образ становится для зрителя предвестником всех дальнейших несчастий, а для немногочисленных персонажей – эмоциональной кульминацией. Дело в том, что события, происходящие с Лиззи, её мужем Исааком (Эшли Цукерман) и их соседями супругами Харпер (Джулия Голден Теллес и Дилан Макти) рассказываются не по порядку. Лиззи, заточённая в необъятном пространстве, проводит день за днём в одиночестве и страхе, вспоминая о том, что привело к трагедии.


Судьбоносным для главной героини стало решение поехать вслед за мужем за фронтир. Немка, оторванная от корней и брошенная в одиночестве (любимого нет целыми днями) в прериях, она медленно сходит с ума от однообразия дней, от одиночества и тоски от беззащитности перед лицом давящего ландшафта. Одинокий дом – единственное ненадёжное укрытие женщины от ветров и духов, захвативших, кажется, весь окружающий мир на многие мили. Внезапное появление соседей, увы, тоже не приносит избавления. Новые знакомые совсем не подготовлены к суровому быту пионеров зоны освоения Дикого Запада и вносят в тошнотворно-размеренную жизнь Маклинов такую же тошнотворную сумятицу.

Сколь враждебна к первопоселенцам природа, столь же недружественны и местные демоны, имена которых с равнодушным ужасом слышит от «подруги» Лиззи: они давно терзают её, став то ли причиной, то ли спутниками, то ли следствием её тоскливого и замкнутого безумия. Помутнение рассудка читается в её равнодушном пустом взгляде, в отстранённом рассказе о пережитом горе, в механическом выполнении ежедневного тяжёлого труда. Свыкнувшись с постоянным бедами и несчастьями, героиня теряет границу между реальным и кажущимся, страх окутывает её полностью. Лиззи пытается отвлечься от изматывающей работы другой работой – домашней и репродуктивной, однако обстоятельства не даёт ей преуспеть и тут. Она оставлена выполнять роль хранительницы очага и добросовестно пытается это делать, но в этом квазидоме не получится создать домашнюю атмосферу, покуда снаружи на окна давит пустота. Из ничего не приготовить каши, посреди прерии не создать уют — нельзя просто так взять и построить зиккурат.


В «Обители страха» есть и демоны, и непременно стреляющее ружьё, однако пугает картина не этим. Из неё прямо через экран плещет атмосфера безнадёжности и пустоты, поглотившая и перемоловшая главную героиню. Обуздавший природу человек с радостью думает об ухоженных парках, обустроенных пляжах и даже о горных туристических тропах. Фильм Эммы Тамми напоминает о первородном хаосе, органично сосуществующим с природой дикой, необузданной, не поддающейся осмыслению человеком. Чтобы свести с ума и уничтожить маленького двуного миру не нужны страшные катаклизмы и свирепые дикие звери, достаточно просто бескрайнего плоского пейзажа.


Фото: Mind Hive Films