Спортивная драма, которая пытается казаться «не такой»

Кадр из к/ф «Тоня против всех»

8 сентября на фестивале в Торонто впервые публике был показан фильм Крэйга Гиллеспи («Рука на миллион») I,Tonya. До российского проката он дошёл лишь спустя пять месяцев, уже получив свою долю восхищения зрителей и благосклонности критиков, а также — что немаловажно — три номинации на «Оскар». Наши локализаторы долго не могли решить, как бы поинтереснее обозвать ленту («Я, Тоня», очевидно, слишком скучно), и в итоге остановились на варианте «Тоня против всех».

Неожиданности подстерегают зрителя ещё до входа в кинозал. На билетах, на постере, на рекламных флаерах привлекает внимание надпись «чёрная комедия». Как? Разве это не байопик про фигуристку? Разве не спортивная драма? «Интересно», — подумаете вы. И правда ведь, интересно. Режиссёр замахнулся не просто на историю, основанную на реальных событиях (причём знаковых, память о которых жива до сих пор в головах миллионов). Гиллеспи решил использовать неординарность главной героини, Тони Хардинг, чтобы поэкспериментировать с формой киноленты, подать её не в привычной для таких фильмов воодушевляющей манере, а под соусом чёрной комедии. Это очень смелый ход, который в случае успеха мог вписать картину в анналы киноистории.

Кадр из к/ф «Тоня против всех»

Надежда на выдающееся кино рухнула вместе с обломками четвёртой стены. Давайте сразу оговоримся, сам по себе приём (как и другие уловки кинематографа и искусства вообще) не представляет никакой ценности. Оригинальность хороша сама по себе один-единственный раз. Обращение героев фильма к зрителю должно быть продумано и, самое главное, обусловлено. Это хорошо выходило у Финчера, Ханеке, Аллена и десятков других кинематографистов. А чего этим добился Гиллеспи?

Действие «Тони против всех» развивается параллельно в двух временных отрезках — «настоящем» и прошлом. В первом случае герои в формате интервью вспоминают о нашумевших событиях 1994 года. В этой части они напрямую взаимодействуют со зрителем, рассказывая свои версии нападения на фигуристку Нэнси Керриган (Кэйтлин Карвер), основную соперницу Хардинг. Большая же половина — это визуализация слов персонажей, в основном самой Тони. То есть фильм показывает нам своеобразные субъективные флэшбэки, в которых…герои почему-то тоже знают о существовании зрителя. Предположительно, таким образом режиссёр хотел держать публику в тонусе, постоянно напоминая, что это, во-первых, рассказ героя, во-вторых, необъективный рассказ героя, который может отличаться от реальности. На практике эти сцены вызывают целый спектр эмоций от непонимания до отторжения. Довольно проблематично сочувствовать героине, которая в разгар мужниных избиений поворачивается в камеру и, улыбаясь, говорит что-то вроде: «А вот так он меня избивал». А муж в это время: «Нет, всё было иначе!» Или это в понимании создателей комедийный приём? Ладно, давайте тогда вернёмся к жанру.

Кадр из к/ф «Тоня против всех»

Как саму Тоню в исполнении Марго Робби штормит от ранимой девушки до разъярённого быка, так и весь фильм бросается от драмы к комедии. И если с первой составляющей всё ясно: история действительно крайне запутанная и напряжённая, реальной Тоне Хардинг и её героине довелось многое пережить, то к юмористическим потугам есть ряд вопросов. В первую очередь — к качеству. Заявляя фильм как «чёрную комедию» создатели ставят определённую планку ожиданий. Другой оскаровский номинант и премьерный фильм этой недели «Три билборда на границе Эббинга, Миссури» планку взял, успешно разбавляя драматизм ситуации агрессивным нервным смехом. А вот сценарист «Тони…» Стивен Роджерс («Кейт и Лео») в этом смысле сплоховал. И если некоторые высказывания Тони и её матери (Эллисон Дженни) гармонично вписываются в общую атмосферу, даря зрителю ту самую едкую ухмылку, то основной комедийный персонаж Шон (Пол Уолтер Хаузер) — это полный провал.

Все сцены с этим героем кажутся непомерно долгими и скучными, а когда сюжет вихляет, оставляя в стороне Тоню и её проблемы и концентрируясь на «заговоре», хочется выть от обиды. Эта часть истории, которая должна была стать основной, вторична и неинтересна. Она переводит слаженное однородное повествование в фарс, пугающе напоминая мультяшные комедии типа «Шоу Луни Тюнз». Не остаётся ни следа от увлечённости фильмом, попытки которого пошутить нагоняют тоску. Кульминационное выступление фигуристки на Олимпийских Играх в Лиллехаммере пытается вернуть всё в прежнее русло, но настроение уже упущено. Хотя, справедливости ради, этот финальный эпизод, поставленный строго по многочисленным видеозаписям, сумел эмоционально насытить за всю предыдущую пустоту.

Кадр из к/ф «Тоня против всех»

Странно, что экранизация истории о бунтарке оказалась такой ровной и выхолощенной. Фильму явно недостаёт эмоциональности и энергии. От побоев до соревнований всё вышло как-то стерильно и шаблонно — прямо как музыкальное сопровождение. Игра Робби в тон всему остальному попахивает квазибунтарством. В эпизоде со шнурком (особенно после обидной «бабочки» на катке) она выдаёт настоящий перформанс (весь зал шмыгал!), но стать полноценной оторвой у неё так и не получилось. Искренние моменты, в частности, разговоры с матерью (не в последнюю очередь благодаря отдаче прекрасной Эллисон Дженни), оказались значительно более убедительны. В итоге создалось впечатление, что актёрам что-то отчаянно мешало. Вероятно, неровный и невнятный сценарий.

Стал ли от всего этого фильм плохим? Отнюдь. Сюжетная основа способна не только вызвать, но и поддерживать интерес. За героев не очень хочется «болеть», но другое дело — наблюдать за ними. В конце концов, Гиллеспи достиг своей изначальной цели (одной из) — он снял крайне необычную спортивную драму, каких вы раньше точно не видели. Хотя бы только поэтому картину «Тоня против всех» стоит посмотреть.

Фото: Clubhouse Pictures (II)


Яна Крисюк