«День Победы»: что празднуем, господа?

Кадр из к/ф «День Победы»

В Санкт-Петербурге в рамках кинофестиваля «Послание к человеку» состоялся показ документального фильма белорусского кинематографиста Сергея Лозницы «День Победы». Сюжет его умещается в нескольких словах: празднование 9-ого мая в берлинском Трептов-парке. Героями картины стали иммигранты и просто гости из стран СНГ, радикально настроенные немцы и даже случайно забредшие иностранцы. Отстранённая камера становится свидетелем действа, распознать в котором отмечание «праздника со слезами на глазах» и уж тем более день памяти практически невозможно.

Люди массово стекаются в особый день к особому месту (в Трептов-парке захоронено более 7000 советских солдат), чтобы (как можно предположить) почтить память погибших предков, чтобы порадоваться возможности жить в мире, за который сражались нашедшие здесь вечный покой. Однако на практике для искренности и размышлений не хватает места. Весь первый план, сколько хватает «взгляда» камеры, поглотил механический ритуал. Вот неумело марширует далёкая от армии молодёжь, вот, возлагая цветы, фотографируются ряженные в военную форму, вот едет собачья упряжка, везущая повозку с портретом Сталина. Символика здесь — неотъемлемая часть празднования. Почти каждый пришедший не забыл прицепить на грудь гвардейскую ленту, на женщинах сплошь пилотки с яркими нашивками, хнычущие и резвящиеся дети облачены в гимнастёрки. Родители умиляются и почему-то не видят, как пугающе выглядит этот маскарад.

Кадр из к/ф «День Победы»

Практически непрерывно звучат военные и не совсем песни. Празднующие охотно подпевают: «Катюшу» заводят несколько раз. Счастливые фигуры с флагами и изображениями современных и не очень политиков перекрикивают ораторов и выступающих. Иногда вспоминают о единстве и братстве, какая-то женщина рассказывают о своих родителях, переживших войну. В определённый момент гости парка спохватываются: для полноты картины не хватает ветеранов. По толпе проходит волнение, где же виновники торжества? Клич толпы остаётся без ответа, ни один ветеран не приехал в Берлин.

Празднование набирает оборот, песни становятся громче, люди входят в раж и бросаются в пляс. Танцуют молодые и старые, трезвые и выпившие, кто-то вполсилы, а кто-то демонстрирует все свои умения. Вдалеке пьют и вальсируют — по двое, по трое. Женщины с листочками запевают «Журавлей», периодически подсматривая текст. Торжественно зачитывают имена погибших.

Кадр из к/ф «День Победы»

Обилие действия, как ни странно, не добавляет динамики. Каждый кадр выдерживается гораздо дольше, чем его хотелось бы видеть. Зрителю приходится рассмотреть каждую куртку «Ночных Волков», флаг каждой советской республики, буквально выстоять очередь к мемориалу внутри постамента памятника воину-освободителю. Самому режиссёру он напомнил «ритуальные места ацтеков, связанные с жертвоприношением». Приглушённый свет, мозаика, звезда на потолке, сваленные в кучу гвоздики — так выглядит самое сердце этого праздника. Здесь застывают с благоговейным молчанием и не забывают сделать фото на память.

Автор никак не комментирует происходящее, в фильме нет ни закадрового голоса, ни других маркеров, обозначающих позицию создателя. «День Победы» практически полностью состоит из средних планов, беспристрастно фиксирующих реальность. «Практически», потому что в картине всё же присутствует диалог разгульного настоящего с тоталитарным прошлым — в виде демонстрации барельефов Е. В. Вучетича. Герои прошлого наблюдают за потомками, которые теперь создают свою историю и свою мифологию. Спокойные резкие профили одинаково молчаливо и величественно взирают и на празднующих, и на скорбящих. Строками Булата Окуджавы «Бери шинель, пошли домой…» «День Победы» завершается.

Фото: Tauras Films


Яна Крисюк