«Гори, гори ясно»: кинокомиксы как новая Библия

Кадр из к/ф «Гори, гори ясно»

На прошедшем в Санкт-Петербурге Comic Con Russia состоялась премьера супергеройского (суперзлодейского) хоррора «Гори, гори ясно». На том, что жанр необычный и инновационный, настаивали прокатчики и маркетологи — сильнее они уповали только разве что на популярность продюсера картины Джеймса Ганна, подарившего зрителям две части «Стражей Галактики» и оказавшегося в центре неприятного скандала с Disney. Насколько в действительности оказались важны два этих фактора, разберёмся прямо сейчас.

В первую очередь, Ганн, как продюсер, собрал для работы над лентой команду исключительно близких по духу и по крови людей. Смотрите сами: поставил фильм молодой режиссёр Дэвид Яровески, друг Ганна, работавший с ним над очаровательным мини-сериалом «Порно для всей семьи» и мелькнувший даже в первых «Стражах». Из полнометражных проектов у Яровески в портфолио пока только ламповый хоррор «Рой» (одну из ролей в котором исполнил — сюрприз-сюрприз — Шон Ганн). Сценарий для «Гори, гори ясно» и вовсе написали Брайан и Марк Ганны — брат и двоюродный брат Джеймса. Венчает эту удивительно ладную систему актёр, исполнивший главную роль, юный Джексон А. Данн, появившийся в киновселенной Марвел в образе 12-летнего Скотта Лэнга (впрочем, это совпадение, скорее всего, действительно случайно). Таким образом, за разработку фильма отвечали люди с близкими взглядами и с опытом совместной работы. Слаженность их действий явственно ощущается при просмотре. «Гори, гори ясно» выглядит гораздо более авторской (и этот автор, разумеется, Джеймс Ганн), нежели студийной картиной (в данном контексте подразумеваем свободу действий создателя, выражающуюся в легко считываемом авторском стиле, и демонстративное нежелание делать фильм приятным и продаваемым). Тут вам и внимание к мелочам, и отталкивающее смакование кровавых расправ, и реверанс в сторону комиксовой культуры, и иногда даже камерность происходящего.

Кадр из к/ф «Гори, гори ясно»

Несмотря на то что многие события, включая кульминационные, разворачиваются на открытых пространствах, герои постоянно тянутся к закрытым локациям. Уйти в шкаф, в кладовку, под кровать, в машину: персонажи всё время отгораживаются от остального мира стенами. Даже зычная концовка, ревущая и требующая масштаба, словно нарочно ограничивается рамками видео на YouTube и не выходит за пределы маленького городка Брайтбёрн. Это, с одной стороны, диссонирует со свирепым позывом молодого «супермена» захватить мир, а с другой, вновь кивает в сторону печатной супергероики, где угроза всегда нависает над всем миром, но поле битвы всё же Земля, США, Нью-Йорк.

Одна из сильнейших сторон фильма — центральная фигура и её воплощение. Демонически раздвоенных мальчик, убивающий одним взглядом (в прямом и переносном смыслах) и обладающий пугающе непроницаемым лицом. Его имя, складывающееся в красивый инициал-символ, как бы заранее предрекает его судьбу. Даже не прочитав ни строчки о «Гори, гори ясно» перед просмотром, можно уже здесь услышать тревожный звоночек. Брэндон Брейер продолжает логический ряд, в который до этого встали Питер Паркер, Кларк Кент, Брюс Беннер, а ещё чуть раньше Гумберт Гумберт и Клэр Куилти. Сам же процесс превращения из «милого мальчика» в натурального монстра прямо рифмуется с пубертатом и точно так же знаменуется отдалением от родителей.

Кадр из к/ф «Гори, гори ясно»

Если говорить о сочетании супергероики и хоррора, то постараемся, во-первых, держать в голове давно заявленных «Новых мутантов» (увы, забуксовавших на пост-продакшне), а во-вторых, тот факт, что сам Ганн на революции в жанре не настаивал, за него это сделали Sony (потому что надо кушать, а значит — продавать кино). И это совершенно не случайно, потому что по факту мы наблюдаем несколько видоизменённую историю Омена с угловатым и забавным Дэвидом Денманом вместо сухого и встревоженного Грегори Пека и незначительной примесью «Ребёнка Розмари» на месте взаимоотношений матери и маленького монстра. Архетипичная история о сюрреалистическом решении проблемы бесплодия уже давно стала одним из основных кочующих сюжетов в фильмах ужасов. В «Гори, гори ясно» миф только сменяется с христианского на значительно более поздний, американский.

Таким образом, Ганн и его команда продолжают дело других современных постановщиков (а в первую очередь Зака Снайдера), неустанно проводящих параллель между Суперменом (или_нужное_вставить) и Спасителем. Место, отданное христианами искусителю, в экранизациях комиксов оставалось вакантным. Теперь оно занято и занято, надо признать, внушительно и прочно. Как это часто бывает в хоррорах, после просмотра остаётся множество вопросов: откуда? зачем? что потом? Но, если история понравится зрителям и не надоест её создателям, вполне вероятно, что позже мы увидим ещё несколько продолжений, которые удовлетворят и самых дотошных зрителей.

Фото: H Collective


Яна Крисюк