«Братья Систерс»: Братья-ковбои ищут смысл жизни на Диком Западе

Кадр из к/ф «Братья Систерс»

Прямо сейчас в кинотеатрах идёт новый фильм от французского режиссёра и завсегдатая европейских кинофестивалей Жака Одиара «Братья Систерс». Это экранизация одноимённого романа, написал который лауреат Пулитцера Патрик Девитт. Двое братьев-охотников за головами (Хоакин Феникс и Джон Си Райли) берут очередной заказ у влиятельного Командора (Рутгер Хауэр) — они должны найти химика Кермита Уорма (Риз Ахмед) и выведать у него формулу раствора, «подсвечивающего» крупицы золота в воде.

Долгий путь братьев Систерс становится для них, буквально, дорогой к самим себе — старший, Элай, хочет завязать с перестрелками, а младший, бунтарь и пьяница Чарли, словно родился с револьвером в руке, и как жить по-иному, не представляет. Двигаясь по следам химика, братья попадают в опасные переделки, развлекаются в салунах и рассуждают о своём будущем. И пока Чарли напивается до беспамятства и задирает местных, Элай осторожно знакомится с прогрессом, например, покупает невиданную для того времени зубную щётку и стыдливо пытается с ней управиться, прячась в кустах от едких замечаний брата.

В это же самое время в нескольких днях пути от Чарли и Элая, химика нагоняет ещё один посланец Командора — детектив и, кажется, несостоявшийся писатель, Джон Моррис (Джейк Джилленхол). Ворм обезоруживает Морриса своими научными знаниями, открытостью и верой в светлое будущее, и детектив решает присоединиться к нему, став его компаньоном. Теперь двое преследуют двоих.

Кадр из к/ф «Братья Систерс»

«Братья Систерс» — первая англоязычная работа Одиара и интересно, что выбирает он для этого типично западный жанр вестерна (хоть и снимает, на самом деле, в более дешёвой для постановщиков Румынии). Сам режиссёр от жанровых ярлыков отнекивается: «Это настоящая историческая драма, просто действие разворачивается на Диком Западе». Герои у Одиара для вестерна, действительно, совсем не типичные. Это не хладнокровные убийцы из лент Серджио Леоне или Говарда Хоукса, здесь персонажам мало дымящихся кольтов и безотказных салунных барышень, они пытаются осмыслить собственную действительность и, мало того, сформировать свою собственную. Химик Ворм и детектив Моррис — вообще персонажи какой-то новой формации, они словно живут не в своё время и мечтают созидать, а не разговаривать на языке грубой силы. Братья Систерс, хоть и «своё дело знают!» и выглядят как самые настоящие громилы, препираются словно десятилетние мальчишки и потешно бахвалятся друг перед другом. При этом ясно, что как бы они не задирали друг друга, больше всего на свете они боятся друг друга потерять. 

Интересно, что Одиар, а он сын одного из крупнейших французских сценаристов Мишеля Одиара, вновь обращается к центральной для своих картин теме «отец-сын, ведущий-ведомый». В «Пророке» (Гран-при жюри в Каннах в 2009-м) 19-летний парнишка оказывается в тюрьме, где попадает под крыло местного авторитета — тот лепит из него матёрого уголовника. В «Смотри, как падают люди» юный бродяжка готов примкнуть к каждому, кто его поманит, и им становится пятидесятилетний карточный шулер. В картине «Моё сердце биться перестало» герой вынужден наследовать криминальную империю своего отца, хотя ему было бы ближе играть на пианино. В «Братьях Систерс» фигура отца вновь давлеет над детьми и становится, своего рода, символом жестокой предопределённости, от которой герои хотят сбежать. Персонаж Джилленхола ненавидит своего отца настолько, что даже покидает родной дом, желая разорвать эту связь. Самим братьям Систерс отец даже является в ночных кошмарах, а страшная правда, открывающаяся в конце, точно достраивает их характеры, объясняя, почему один ведомый, а другой ведет, и почему один выбирает путь жестокости, а другой хотел бы просто жить.

Кадр из к/ф «Братья Систерс»

Конечно, выбор этой темы Одиаром — это скорее интерес для его психоаналитика. Но, кажется, именно своим новым фильмом постановщик решает её закрыть. Несмотря на прошлое героев и груз отцовских ошибок, они готовы идти вперед и искать утешение и смысл жизни совсем не в том, чему учил их собственным примером абьюзер-отец. Более того, то, что эта история развивается в маскулинном и жестоком мире Дикого Запада, наделяет её более глубокими смыслами, заставляя проводить философские аналогии с современностью и даже киноведческие — с самой репрезентацией героя-мужчины в кино. 

При этом, объём смыслов и визуальных метафор, вложенных постановщиком, не мешает быть «Братьям Систерс» картиной совершенно зрительской. Это очень бойкая история, полная остроумных, тарантиновских диалогов, обаятельных персонажей и потрясающих кадров. Кстати, оператором фильма стал бельгиец Бенуа Деби, снявший почти все картины Гаспара Ноэ, в том числе, последнюю его работу — танцевальный макабр «Экстаз». Здесь Деби в традиционно французской, импрессионистской манере играет со светом и тенью, и отказывается от искусственного света, как это делал Эммануэль Любецки, снимая «Выжившего».

Кадр из к/ф «Братья Систерс» 

Интересно, что на Венецианском фестивале «Братья Систерс» оказались не только не единственным вестерном в программе, но и ещё одним вестерном, отмеченным наградой (Серебряный лев за лучшую режиссуру). Братья Коэны и Netflix привезли чудесную антологию «Баллада Бастера Скраггса» (приз за лучший сценарий), а Дженнифер Кент («Бабадук») представила жизнеутверждающего «Соловья» и получила специальный приз жюри. Удивительно, но спустя столько лет после пиковой популярности этого жанра, он вновь интересен и постановщикам и зрителям, однако, это не застывшее во времени клише — новый подход к нему отвечает и новому времени, новым героям. И это тенденция, над которой интересно поразмыслить.

Фото: Annapurna Pictures


Аня Громова