Весь этот джаз

С определённой натяжкой джаз можно назвать ровесником кинематографа, однако, если кино как искусство может похвастаться точной датой своего рождения – 28 декабря 1895 года, когда состоялся первый киносеанс братьев Люмьер, - то назвать место и время появления джазовой музыки не рискнёт даже самый искушённый меломан. Конец XIX – начало XX века, США – именно эту область координат можно выделить как отправную точку. 

Несмотря на совершенно разную судьбу джаза и кино, эти два молодых жанра не могли не встретиться, не вступить в симбиоз, развлекая привередливую публику. Ещё до начала эры звукового кинематографа, американские киноделы начали активно эксплуатировать так называемый «дух джаза», олицетворявший собой богемный стиль жизни, отображённый, например, в романах Фрэнсиса Скотта Фитцжеральда или парижских рассказах Эрнеста Хемингуэя.  

С разной степенью убедительности этот самый дух джаза пытались показать в комедийных короткометражках «Джазовая обезьяна» (1919 года), «Девушка с джазовым сердцем» (1921 года), «Дети джаза» (1923 года) и целом ряде других фильмов.

девушка с джазовым сердцем.jpg

Однако полноценное слияние джаза и кинематографа могло состояться лишь с приходом звукового кино. И надо было случиться так, что первым фильмом новой эры в 1927-м стал «Певец джаза». Да, синхронизированы с изображением и озвучены были лишь несколько реплик и музыкальных номеров, а сюжет о несостоявшемся церковном певце Яше Рабиновиче, мечтавшем играть джаз, может показаться несколько наивным. Но, тем не менее, день премьеры «Певца джаза», 6 октября 1927 года, теперь принято считать днём рождения звукового кино, а первой услышанной зрителями фразой по иронии стала: «Подождите минутку! Вы ещё ничего не слышали!».

Премьера певца джаза.jpg

Помимо прочего, «Певец джаза» также затрагивал и расовые вопросы американского общества начала XX века. Яша Рабинович, исполняя перед публикой «музыку чернокожих», вынужден был неуклюже гримироваться под африканца, в том числе и для того, чтобы скрыть свое еврейское происхождение и не быть узнанным. Кстати, в фильме Мартина Скорсезе «Авиатор» герой Леонардо ДиКаприо смотрит «Певца джаза» в собственном кинотеатре, после чего, вдохновлённый, решает переснять продюсируемых им «Ангелов ада» со звуком.

Авиатор Лео ДиКаприо смотрит Певца джаза.jpg

После триумфального прокатного шествия «Певца джаза», владельцы в срочном порядке меняют оборудование кинотеатров – теперь публика хочет лицезреть исключительно звуковые картины – технический прогресс вносит свои неизбежные коррективы не только в искусство, но и, отчасти, в социальные настроения. Кинематографисты научились безболезненно обходить дискриминационные расовые законы – либо в картине был задействован исключительно «чёрный» состав актёров, либо фильмы монтировались так, чтобы кадры с афроамериканцами можно было вырезать без провала в сюжетной линии. Второй вариант идеально подходил для проката на консервативном Юге.

Так, в 30-х в кино можно было всё чаще увидеть настоящих джазовых музыкантов. В 1929-м режиссёр Дадли Мерфи и известный джазмен Уильям Кристофер Хэнди создают короткометражную музыкальную драму «Сент-Луис Блюз», где главную роль исполнила «императрица блюза» Бесси Смит, а руководителя оркестра сыграл знаменитый пианист Джеймс Пи Джосон. В том же году картина «Black and tan» уже прямо отсылала зрителя к творчеству знаменитого джазового оркестра Дюка Эллингтона «Black and Tan Fantasy» - все музыканты играли потрясающую музыку и, конечно же, самих себя.

1XOhy9_RYXI.jpg

В 30-40-х одномоментная популярность свинга и музыкального киножанра стала чрезвычайно плодородной почвой для джазовых исполнителей. Много и часто продолжал сниматься Дюк Эллингтон – три композиции в «Первой красавице XIX века» (1934), роль самого себя в «Хит-параде»(1937) и «Хижине на небесах» (1943), а также совместная работа с блюзовой певицей Бетти Рош в «Побудке с Беверли». Автор знаменитого джазового хита 20-х «Crazy blues» Мамми Смит и свинговый оркестр Лаки Милиндера появились в картине «Рай в Гарлеме» (1940), а Бинг Кросби своим появлением буквально спас от полного провала довольно слабую ленту «Рождение блюза» в 1941-м. 

Ещё сильнее подогрел интерес к джазу в кино конфликт между Федерацией музыкантов Америки и фирмами звукозаписи – федерация объявила бойкот королям пластинок, и кинематограф стал единственным рупором для многих из них. Оркестры под управлением Каунта Бейси, Бенни Гудмана и Кея Кайзера играют для солдат-новобранцев в фильме «Солдатский клуб»(1943), а джаз-бэнды Луи Армстронга, Альвино Рея и Чарли Барнета в «Джем-сессии»(1944).

Кадр из фильма Солдатский клуб.jpg

Однако наибольший успех в кинематографе снискал знаменитый оркестр, ставший, пожалуй, своеобразным символом эры свинга. Гленн Миллер и его музыканты снялись в ставших киноклассикой «Серенаде Солнечной долины» и «Жене оркестрантов». Картины стали популярны и за пределами США – титульные музыкальные темы фильмов «Chattanooga Choo Choo», «Serenade In Blue», «In the Mood» для многих в СССР стали первым знакомством с джазом.

Добравшийся до Страны Советов свинг и боп стали предтечей для таких замечательных работ, как музыкальная комедия «Весёлые ребята» Григория Александрова с Любовью Орловой и Леонидом Утёсовым. А услышанный за границей джаз-оркестр Тэда Льюиса вдохновил артиста Утёсова на создание собственного ансамбля «Теа-джаз». Эхо от оглушительного успеха «Весёлых ребят» ещё долго будет катиться по стране – в годы войны Утёсов много выступает на фронте перед бойцами, где сам не раз попадает в опасные ситуации. 

Леонид Утёсов в Весёлых ребятах.jpg

В послевоенное время кинематограф накрыла новая волна режиссёров-новаторов. Ища новые способы оформления, многие из них обратились к джазовой музыке. Абстрактный, экспрессивный, страстный – джаз, казалось, идеально подходил и к психологическим триллерам, и к детективам, и к лентам о современной молодёжи. Создавая одну из своих первых работ «Лифт на эшафот» (1957) французский режиссёр Луи Маль пригласил виртуоза Майлза Дэвиса – он и его группа всю ночь импровизировали, глядя на экран. Тревожная музыка оркестра Дюка Эллингтона сопровождала криминальный триллер «Анатомия убийства» (1959), в том же году джазовый контрабасист и композитор Чарльз Мингус создал мрачный саундтрек для независимой ленты «Тени» Джона Кассаветиса. А в 1969-м на экраны вышла криминальная комедия «Итальянская работа», оформлял которую знаменитый трубач Куинси Джонс.

Кадр из фильма Тени.jpg

Помимо оригинальных музыкальных композиций, многие ансамбли переосмысливали созданные ранее мелодии – в культовой комедии «Афера» (1973) с Полом Ньюманом и Робертом Редфордом композитор Марвин Хэмлиш великолепно адаптировал и дополнил фортепианные регтаймы Скотта Джоплина. В музыкальной драме Фрэнсиса Форда Кополлы «Клуб ‘’Коттон’’» (1984) современные джазмены ловко сымитировали оркестровое звучание эпохи свинга. 

Таким образом, многие джазовые музыканты, привлечённые к работе по оформлению кинокартин, полностью сменили вектор творческой деятельности. Например, аргентинский пианист и композитор Лало Шифрин создал около 70 оригинальных саундтреков, Куинси Джонс работал и с кино, и с телевизионными шоу, Дейв Грузин стал автором музыки более чем к 100 фильмам и телесериалам, а Херби Хэнкок получил премию «Оскар» за звуковую дорожку к ленте «Около полуночи». 

Майлз Дэвис работает над саундтреком к Лифту на эшафот.jpg

Отдельным жанром кинематографа стали биографические фильмы о джазменах. Первый успех в 1953-м снискала лента Энтони Мэнна «История Гленна Миллера». Оглушительная слава оркестра, огромное число тайн и легенд, связанных с исчезновением Миллера над Ла-Маншем, - всё это, безусловно, способствовало успеху кинобиографии. Конечно же, фильм породил немало подражателей – в 1955 году на экраны вышла картина «История Бенни Гудмана», где можно было увидеть легендарных музыкантов: ударника Бена Поллака, вибрафониста Лайонела Хэмптона, тромбониста Кида Ори и барабанщика Джина Крупу. Кстати, через четыре года появился фильм и о последнем – «История Джины Крупы», к сожалению, уже была менее успешна, чем его предшественники.

Кадр из фильма История Гленна Миллера.jpg

В 1972 году Сидней Фьюри поставил ленту о жизни и творчестве Билли Холидэй «Леди поёт блюз». Сыгравшая её исполнительница Дайана Росс, кажется, превратила биографическую историю в собственный актёрский бенефис, что, кстати, повторилось в снятом через шесть лет мюзикле «Виз», созданном по мотивам «Волшебника страны Оз».

Одним из самых талантливых фильмов жанра стала работа Клинта Иствуда «Птица» (1988). Кинорассказ о жизни культового саксофониста Чарли Паркера получил награды и на Каннском фестивале, и в рамках «Золотого глобуса», и премию «Оскар».

Форест Уитакер в роли Чарли Паркера в фильме Птица.jpg

Если говорить о художественных фильмах, посвящённых джазу, то здесь нельзя не упомянуть режиссёра Вуди Аллена. Неплохой джазовый кларнетист, он не раз демонстрировал свою любовь к этому музыкальному жанру – начиная с выбора саундтреков и заканчивая легендарной лентой о вымышленном джазовом гитаристе-виртуозе «Сладкий и гадкий»(1999). Исполнивший главную роль Шон Пенн, никогда ранее не игравший на гитаре, был номинирован на премию «Оскар» за лучшую мужскую роль. 

Нельзя не вспомнить и оскароносную ленту «Рэй» (2004), рассказывающую о взлётах и падениях культового музыканта Рэя Чарльза, ставшего новатором и революционером в джазовой музыке. Ослепший в раннем детстве, Рэй прошёл и через наркотическую зависимость и через расовые предрассудки.

Кадр из фильма Рэй.jpg

Джаз, как и кинематограф, сейчас кажется «вечным» искусством, уже второе столетие подряд интерес к нему не угасает. В ближайшем будущем нас ждёт биографическая лента Мартина Скорсезе о Фрэнке Синатре, а режиссёр Дэмьен Шазелл анонсировал мюзикл «Ла Ла Лэнд» с Эммой Стоун и Райаном Гослингом, повествующий о любви джазового пианиста и начинающей актрисы. Кажется, что плодотворный союз джаза и кинематографа продолжает крепнуть – документальные и художественные ленты о джазовой музыке и её королях и королевах всё также волнуют зрителей.


Анна Родионова