Вселенная, устремлённая в будущее

Кадр из к/ф «Звёздные войны: Последние джедаи»

Сегодня в российский прокат вышел фильм «Звёздные войны: Последние джедаи». И прежде всего надо сказать: если вы ещё не смотрели его, но собираетесь, то лучше оставьте чтение и купите билеты. Спойлеры (хотя сегодня обойдёмся без них), завышенные ожидания или, наоборот, чрезмерный скептицизм могут подпортить вам просмотр, а допустить этого никак нельзя.

Итак, новые «Звёздные войны». История, бережно создаваемая на протяжении последних сорока лет, давно вышла за рамки обычной кинофраншизы. Космическая опера стала настоящим культом, объединяющим миллионы людей по всему миру. И чем сильнее этот культ и чем больше у него последователей, тем выше ожидания и требования.

Давайте говорить начистоту, поклонники Вселенной успели превратить оригинальную трилогию в священную корову, возвели три фильма на пьедестал, до которого не дотянуться уже простому смертному, даже если этот смертный — сам отец и автор Джордж Лукас. Это лишний раз доказывает ненависть, обрушившаяся в США, сердце фан-сообщества, на выходившие с 1999 по 2005 года приквелы. Похожая ситуация сложилась в России с разрекламированным седьмым эпизодом, встреченным довольно тепло на Родине, но отвергнутым у нас.

Кадр из к/ф «Звёздные войны: Последние джедаи»

А потому ответственность на режиссёре и сценаристе «Последних джедаев» Райане Джонсоне лежала огромная. Ему предстояло снять фильм, который походил бы по духу на оригинальные ленты, но при этом сделать его современным, увлекательным, качественным. А ещё обязательно нужно привнести в мир «Звёздных войн» нечто новое — один дубль «Новой надежды» поклонники уже вынесли в 2015 году, другого они явно не потерпят. Справился ли Джонсон с поставленной задачей? Смею ответить, да.

Для тех, кто мало-мальски неравнодушен к этой истории, озвучить свои мысли по поводу «Последних джедаев» сразу после просмотра не так-то просто. Причина тому — бьющие через край эмоции. Думается мне, многие из вас уже читали с опаской первые восторженные отзывы о фильме — сплошь эмоциональные, щедрые на похвалу, превозносящие картину до небес. И дело даже не в том, что «Последние джедаи» настолько хороши (хотя да, можно выдохнуть, фильм удался), просто он крайне умело играет на чувствах. То же самое в своё время пытался сделать Джей Джей Абрамс в «Пробуждении силы», однако по большей части у него вышло хоть и качественное, но всё же копирование четвёртого эпизода. Джонсон поступил иначе.

Кадр из к/ф «Звёздные войны: Последние джедаи»

Его отсылки к оригинальной трилогии гораздо тоньше и взывают не столько к логике и форме, сколько к эмоциям, связанным с ранними фильмами. Кручение Кайло Рена отослало зрителей к эпизоду с Дартом Вейдером в «барабане стиральной машины», а появление отдельных персонажей (как совсем старых, так и относительно новых) вызвало дружное «ах» в кинозале. Самое главное, реверансы в сторону IV-VI эпизодов — не самоцель подобных приёмов. Каждое воспоминание о чём-то старом неизбежно вводит некий новый мотив. Сравнение Бена Соло с Дартом Вейдером, начатое Абрамсом, выходит на новый уровень, раскрывая героя Адама Драйвера с новых более или менее неожиданных сторон. Персонаж, изначально непонятый в России, получил развёрнутую предысторию, а вместе с ней новые черты характера. Теперь Кайло Рен, как, кстати, и Рей (Дэйзи Ридли), — не деталь двухмерной зарисовки о добре и зле, но личность, развивающаяся и изменяющаяся.

Кадр из к/ф «Звёздные войны: Последние джедаи»

Приятно удивила и Лея Органа, ставшая, увы, на этот раз лебединой песнью незабвенной Кэрри Фишер. Вместе со своим во всех смыслах звёздным братом она стала двигателем истории и носителем морали, а не пасхалкой. Генерал Органа не единожды повторяет казалось бы простую, но не очевидную и новую для «Звёздных войн» мысль — цель не всегда оправдывает средства. Наоборот, любые потери на войне, даже принесшие победу, — это большая трагедия.

Фрагмент постера к/ф «Звёздные войны: Последние джедаи»

Люк Скайуокер в исполнении Марка Хэммила внезапно оказался одним из самых мятущихся, противоречивых и преображающихся героев. И это тоже своеобразный поклон детищу Лукаса — спустя столько лет в центре нашего внимания снова тот самый фермер с Татуина, ставший могучим рыцарем-джедаем и галактическим героем.

На чувстве ностальгии вновь играет и музыкальное сопровождение. В этом плане «Последние джедаи» пошли по проторённой дороге «Пробуждения силы», использовав классические видоизменённые композиции Джона Уильямса. Наиболее отчётливо кропотливая работа с музыкой прослеживается в эпизоде в городе-казино Канто-Байт на планете Кантоника. Впрочем, на протяжении всего фильма мелодии (а также их своевременное отсутствие) работают безукоризненно.

Кадр из к/ф «Звёздные войны: Последние джедаи»

Есть в «Последних джедаях» и кое-что нетрадиционное. Во-первых, сильной стороной новых «Звёздных войн» стал…сюжет. Джонсон сумел сделать казалось бы невозможное. Давайте вернёмся назад во времени и вспомним, что на рубеже 70-80-х подход к съёмкам кино был принципиально иным, да и избранный Лукасом жанр космического вестерна не подразумевал замысловатого повествования. Тогда простота и ясность в идентификации «плохих» и «хороших» парней играла на руку. Но Голливуд менялся, и позже такие истории практически потеряли способность заинтересовывать зрителей. Лукас понял это, а потому «нагородил» в I-III эпизодах политики и «внезапных» поворотов. Направление было правильным, но написание сценариев, по его собственному признанию, никогда не было сильной стороной Джорджа Лукаса мл., его гораздо больше привлекала визуальная составляющая. Провал есть провал, и наверное именно поэтому Абрамс и Ко подошли к созданию скрипта с максимальной осторожностью. И были раскритикованы уже за это. 

Райан Джонсон же сумел написать по-настоящему захватывающую историю с микрокульминацией в каждом эпизоде и с несколькими уже не «внезапными», а и правда неожиданными поворотами. Это та самая причина, по которой спойлеры в случае с новыми «Звёздными войнами» крайне нежелательны. Сложно сказать, как картина смотрится во второй раз, со знанием истории (ваша покорная слуга снова пойдёт лишь на выходных), но первый при отсутствии спойлеров должен дать тот самый эффект. Это постоянные броски от смеха к напряжению, раздражающие, выматывающие нервы, от которых бросает в пот и дрожат коленки. «Последние джедаи» вызывают такие сильные эмоции, что от просмотра фильма буквально устаёшь.

Раз уж я упомянула о смехе, то расскажу подробнее и о юморе, а значит, о том, что мне не понравилось. Да, как я уже говорила, фильм чертовски хорош, но он далеко не идеален (как, собственно, — простите меня! — и все фильмы франшизы). В частности, в нём слишком много юмора. Да, зачастую это более чем годные шутки, особенно когда дело доходит до очаровательнейшей самоиронии. Но лента чересчур напичкана ими, нафарширована, как рождественский гусь яблоками. И не то чтобы становится от этого сильно хуже, но периодически это нарочитое заигрывание с аудиторией раздражает. 

Кадр из к/ф «Звёздные войны: Последние джедаи»

К такому же заигрыванию относится и явный перебор с умилительными существами, а именно поргами. Они вышли крайне удачно, бэби-шейп в комплекте с огромными влажными глазками и предугадываемо приятный на ощупь мех действует безотказно. И создатели картины явно это поняли. Этими поргами непрестанно тычут в лицо, словно говоря: «Посмотри! Умились! Сейчас же!» В конце концов, эти порги попросту надоедают — сама в шоке, что это в принципе возможно.

В остальном, кстати, художников, костюмеров, декораторов и прочих людей, которым мы обязаны за визуализацию задуманного Джонсоном и Лукасом материального мира, хочется хвалить, не прекращая. Соляная планета, кристаллические лисы, цитадель Сноука, высшее общество в казино, космические сражения завораживают. Это одна из лучших сторон «Последних джедаев», мир проработан до мелочей, в него буквально веришь и переносишься. Сложно придраться и к постановке экшн-сцен. Отдельная благодарность создателям за, наверное, самый уместный в истории кино слоу-моушен.

Кадр из к/ф «Звёздные войны: Последние джедаи»

«Последними джедаями» Джонсон сделал несколько очень важных шагов вперёд, по направлению к следующей трилогии, заведомо отданной ему студией. Один из этих шагов — философия силы. Не ставя крест и в целом не опровергая ситуацию с медихлорианами, постановщик вернул нас к первоначальной её интерпретации. Это нечто, пронизывающее всё во Вселенной: природу, космос, людей. Это незримые потоки энергии, способные как увлечь за собой, так и подчиниться настоящему джедаю. Другой, не менее значительный шаг — прощание с прошлым. Джонсон показательно не разрывает с ним связь, но всё в этом фильме кричит (даже буквально!) о том, что уже пора идти дальше. Как бы ни было хорошо раньше, смотреть нужно в будущее, именно туда режиссёр уверенно увлекает за собой зрителя. Эта идея находит отражение в поднятых темах преемственности поколений и бремени наставника.

Самое (на этот раз точно самое-самое) лучшее, что есть в фильме «Звёздные войны: Последние джедаи», — это баланс между старым и новым. Картина не пускается в свободное плавание и не паразитирует на давно придуманном. Она фактически становится той самой «новой надеждой», открывающей дверь там, где отчётливо виднелся тупик. Это рассмотрел и сам Джордж Лукас, расхваливший ленту (при том, что о «Пробуждении силы» сухо отозвался: «фанатам понравится»). Новый фильм не лучше и не хуже оригинальной трилогии, он её закономерное продолжение. «Последние джедаи» — это новый виток в развитии Вселенной «Звёздных войн». «Последние джедаи» — это настоящие «Звёздные войны».

Фото: Disney



Яна Крисюк