«Не в себе»: как Содерберг зрителей обманул

Кадр из к/ф «Не в себе»

По планете семимильными шагами движется прогресс, главное предназначение которого — всё упростить. Несомненным апологетом этой идеи можно назвать Стивена Содерберга, который к 55 годам успел поработать над десятками проектов, получить «Оскар», снять собственную трилогию (об Оушене и его друзьях), обратиться практически ко всем возможным киножанрам и не растерять ни капли энергии. Содерберг не устаёт экспериментировать, хотя и не каждый его опыт завершается успешно. В 2018 году он уже выпустил «неведомую зверушку» (интерактивный сериал «Мозаика») и освоил новую модную тенденцию — съёмки фильма на смартфон.

Кадр со съёмок к/ф «Не в себе»

При каждом упоминании психологического триллера «Не в себе» обязательно хвостом тянется это замечание: весь фильм снят на камеру iPhone. И это не результат пиара, не способ идентификации, а очень меткая характеристика. Действительно, это самое важное, что вам нужно знать о картине. Чтобы убедиться, вернёмся к началу.

Итак, «Не в себе» — это психологический триллер о девушке по имени Сойер Валентини (Клер Фой), ставшей жертвой сталкинга (то есть преследования героем Джошуа Леонарда). Всерьёз опасаясь за свою жизнь, она меняет место жительства, а заодно записывается на приём к психологу. Спровоцированное специалистом признание в суицидальных мыслях даёт руководству клиники повод положить девушку в стационар. Здесь она оказывается запертой вместе со своими страхами и своим преследователем.

Кадр из к/ф «Не в себе»

Синопсис, как и ладно сделанный трейлер, обещает зрителям балансирование на грани сумасшествия и реальности, нагнетание атмосферы и постоянные сомнения. На деле аннотация и промо-ролики рекламируют фильм, который Содерберг так и не снял. Может быть, собирался поначалу, но увлёкся в процессе работы совсем другим. Чем же?

Простая основа, знакомая всем любителям жанра, в картине «Не в себе» переставляет слагаемые местами. Как мы привыкли: нам демонстрируют жертву, проходящую медленный путь от психически здорового человека до панически напуганного/разъярённого, практически неадекватного существа. Тут можно вспомнить и «Газовый свет», и обе версии «Эксперимента», и даже «С широко закрытыми глазами». Содерберг же запускает зрителей где-то на середине этого пути. С самых первых кадров мы видим немного нервную Сойер, которая в целом кажется довольно обычной девушкой, пока не устраивает странную сцену со своим несостоявшимся половым партнёром. Зрительские ожидания обмануты — героиня уже находится в состоянии кипения, а мы всё ещё не знаем её предыстории, о сталкинге слышим как-то мимоходом, и только её разговор с врачом возвращает нас в привычное русло. Сойер не настаивает на реальности происходящего, напротив, убеждает психолога в том, что вся эта история — плод её воспалённого воображения. Зритель радостно потирает ладошки и готовится до самой развязки гадать, где здесь правда, а где галлюцинации.

Кадр из к/ф «Не в себе»

Содерберг даже протягивает нам метафорический пряник, а именно сцену заточения в клинике. Холодные и ничего не выражающие сотрудники контрастируют с бушующей эмоциональной палитрой Клер Фой. Непонимание, возмущение и раздражение сочетаются с социальными условностями, которым продолжает подчиняться Сойер. Она пока ещё вежлива и признаёт авторитет персонала клиники, она намерена честно разыгрывать модель «врачи — пациент», ещё не подозревая, что остальные игроки сплошь шулеры.

Но практически сразу довольно топорным разговорным флэшбэком лента лишается главной изюминки всех подобных психологических триллеров. Преследователь реален, это подтверждают конкретные факты и даже решение суда (!). Героиня напугана и взволнована, но она не сумасшедшая, в этом нет никаких сомнений. На что нам предлагает любоваться ещё целый час господин режиссёр?

В этот момент очень важно отметить, насколько органично смотрится в этой роли Клер Фой, одними только мышцами лица транслирующая всю необходимую информацию о героине. Распахнутые глаза, вздувающиеся ноздри, ходящие желваки, подрагивающая челюсть говорят лучше любых реплик. И большая часть действия фильма, как это ни парадоксально, разворачивается именно на её лице. Содерберга не интересует движение от нормы к сумасшествию. Он сосредоточен на сжимании пружины внутри жертвы, на том моменте, когда окончательно загнанный в угол человек решается дать отпор абсолютно любым способом. Именно поэтому так важно сокращение дистанции между объективом и актрисой, мобильность смартфона позволяет оператору буквально вплотную приблизиться к самому важному объекту съёмки — к Клер Фой.

Кадр из к/ф «Не в себе»

Особенности такой операторской работы потрясают ещё с самого начала, в сцене видеозвонка Сойер матери. Неуклюжее «проталкивание» экспозиции затмевается ошарашивающей реалистичностью происходящего. Кадры выстроены так, будто экран кинотеатра на самом деле не экран вовсе, а окно на улицу, где какая-то девушка болтает по телефону. Самостоятельно поставивший, снявший и смонтировавший весь фильм Содерберг отдал всего себя изображению задуманного материала. Он играется со смартфоном, пробуя все его эффекты. Рыбий глаз, цветовые фильтры, искажение пространства, неожиданные ракурсы, размытие… Всё, что доступно любому обладателю смартфона при съёмке хоум-видео, Содерберг превращает в кинематографический приём, и выглядит это, как минимум, увлекательно.

Впрочем, новатором в этом смысле его назвать сложно, ведь до него уже экспериментировали со смартфоном и Пак Чхан-ук, и Малик Бенджеллуль (правда, вынужденно), и — совершенно виртуозно — Шон Бэйкер в «Мандарине». Поэтому «Не в себе» Содерберга в своём техническом аспекте запомнится, скорее всего, не как нечто новое, а как результат мастерской работы (особенно эффектной в сочетании с аудиорядом).

В итоге картина смотрится как демонстрация режиссёром возможностей смартфона, а заодно и бенефис Клер Фой. Кроме этих двух преимуществ «Не в себе», к сожалению, не может предложить зрителю больше ничего: ни эмоционального напряжения, ни проработанного оригинального сюжета, ни интригующих диалогов. Сцены то работают, то не работают, причём буксует именно сюжетно важный материал. Скажем, беседа Сойер и её друга по клинике Нэйта звучит одновременно просто и трогательно. А вот словесная атака героини в камере одиночного заключения выглядит глупой и скучной. Всё, что зрители привыкли любить в психологических триллерах, здесь отсутствует. Уже с середины очевидна развязка, а потому приходится смотреть не на то, что происходит на экране, а на то, как всё происходит. Нельзя, конечно, назвать такой подход очевидным минусом, но вкупе с эффектом обманутых ожиданий это делает триллер «Не в себе» довольно неплохим, но необязательным фильмом.

Фото: 20th Century Fox


Яна Крисюк