Уязвимость и тестостерон

В своём интервью журналу Playboy, опубликованному в 1989 году, Хэнкс в ответ на замечание «В статьях о вас часто встречается слово ‘уязвимый’» сконфуженно парирует: «Хорошо, прекрасно. Уязвимый». Впервые о Хэнксе заговорили как о звезде комедии, но, получив свой первый «Оскар» за роль  в «Филадельфии» (1993), актёр ступил на тропу драмы, которая оказалась его тропой славы. Статус голливудского небожителя закрепила вторая статуэтка, полученная им за роль бесстрашного слабоумного в драме Роберта Земекиса «Форрест Гамп» (1994). Хэнкс — один из двух актёров за всю историю премии, получавших «Оскар» два года подряд. Тем любопытнее сегодня, осознавая всю его драматическую мощь, вспомнить первые роли Хэнкса в сентиментальных комедиях и драмах восьмидесятых. Картинах, которые, несмотря на свои жанровые особенности, уже не могли скрыть того драматического потенциала, оглушившего критиков, коллег и поклонников после выхода на экраны «Филадельфии».


 «Большой» 

1988

Том Хэнкс в фильме «Большой»

Герой Хэнкса — привлекательный тридцатилетний мужчина с интересами, умениями и манерами застенчивого подростка. «Ты постоянно раздражён; химикалии в твоём теле не в порядке. Я наблюдал за парнем, который играет меня до того, как я становлюсь большим. Чтобы вспомнить физические штуки», — говорит Хэнкс в интервью Playboy. Заветная мечта главного героя «стать большим» сбывается в самом буквальном смысле и ему не остаётся ничего другого, кроме как учиться быть взрослым: уйти из дома (так как мать не узнаёт его), снять жилье, найти работу. Трудно представить на месте Хэнкса другого актёра — со своим вздёрнутым носом и вздорным кучерявым чубом он действительно похож на большого мальчишку. «Золотой Глобус» и «Сатурн» за лучшую мужскую роль — лишнее подтверждение тому, что тридцатидвухлетнему Хэнксу удалось перевоплотиться в подростка.


«Всплеск» 

1984

Том Хэнкс и Дэрил Ханна в фильме «Всплеск»

Возможно, именно успех «Всплеска» заставил американских режиссёров и продюсеров полюбить Хэнкса и увидеть в нём того трогательного и храброго, честного и романтического парня, которого он сыграет впоследствии ещё в десятке фильмов. Вполне успешный мужчина в расцвете сил, порядочный, одинокий, мучимый и ведомый велениями своего жаждущего истинной любви сердца — ключевые черты будущего амплуа Хэнкса наметились уже во «Всплеске» (первом фильме, в котором Хэнксу досталась главная роль). В «Большом» ради девчонки он загадывает опасное желание,  во «Всплеске» — бросается в море. Классическая мелодрама из восьмидесятых, вероятно, слишком наивная для романтиков третьего тысячелетия, рассказывает историю любви молодого мужчины и русалки. Обозреватель издания Empire в своей рецензии отмечает, что в этой картине  актёр демонстрирует свою способность одновременно смешить и задевать за живое.


 «Неспящие в Сиэтле» 

1993

Сцена из фильма «Неспящие в Сиэтле»

Девяносто третий год стал поворотным в карьере актёра. В этом году свет увидели сразу две мощнейшие драмы с участием Хэнкса, известного на момент премьеры «Неспящих в Сиэтле» в основном своими работами в комедии. Роль горюющего вдовца Сэма принесла Хэнксу номинацию на «Золотой глобус». Эта работа в очередной раз, но с новой силой показала его дар помещать своего персонажа в пограничную зону между комедией и драмой без ущерба, как для жанров, так и для характера героя. Заставляя зрителей сопереживать горю своего персонажа, Том также заставляет улыбнуться. «Выращу себе новое сердце», — мрачно шутит герой Хэнкса, лишившийся жены архитектор Сэм, в ответ на успокоительные речи своей приятельницы, обещающей ему, что «всё наладится». Он остаётся сильным и надёжным, выставляя на всеобщее обозрение свою уязвимость, чем привлекает внимание героини Мэг Райан и заставляет вздыхать дам по ту сторону экрана.


«Ничего общего» 

1986

На съёмках «Ничего общего»

«Этот фильм поменял мои требования к кино. Отчасти дело в природе материала, с которым мы работали, в том, что мы пытались сказать. Но, помимо этого, он фокусируется на человеческих отношениях. Эта история о парне и его отце, в отличие, скажем, от «Прорвы», которая в действительности о парне и его доме» — вот как Хэнкс прокомментировал своё участие в картине «Ничего общего» (1986) в интервью журналу Rolling Stone. Снятая режиссёром «Красотки» Гэрри Маршаллом, эта драма была разгромлена критиками, однако стала для Хэнкса мостиком, по которому он перешёл от комедий к драмам. Крис Пэри в своей рецензии пишет: «Это был тот самый момент, когда все поняли, что Том Хэнкс - актёр». Критики и поклонники сходятся во мнении, что Хэнкс, подобно своему герою, беззаботному рекламщику Дэвиду, по мере развития сюжета переходит на новый уровень. В интервью, которое актёр дал в 1989 году, он называет «Ничего общего» своей лучшей работой.

В беседе с редактором Playboy в далёком 1989 году (до «Филадельфии» и «Фореста Гампа»), тридцатитрёхлетний Хэнкс называет имена Шона Пенна и Микки Рурка, отвечая на вопрос о коллегах, чьё творчество вдохновляет его. «Шон Пенн приносит в свою работу целостность, о которой все мечтают. И я заплачу пять долларов, чтобы пройти по улице рядом с Микки Рурком. Он делает что-то, наполняя фильмы, в которых снимается, независимо от того, хорошие это фильмы или плохие». Упомянув Пенна и Рурка, актёров, известных (и на тот момент, и поныне) главным образом своими работами в драмах, Хэнкс обозначил тот курс, который впоследствии взял. Сегодня, спустя 27 лет после этого интервью,  имя Тома Хэнкса стоит в одном ряду с именами Пена и Рурка, а о количестве желающих оказаться с ним на одной улице и говорить нечего.


Анелия Автандилова