Джеймс Ван, услышь мою молитву!

Кадр из к/ф «Проклятие монахини»

В четверг в отечественный прокат вышел фильм «Проклятие монахини», новая часть одной из самых популярных современных хоррор-франшиз. Серия, начатая Джеймсом Ваном в 2013 году, поистине уникальна, а называют её теперь не иначе как «вселенная “Заклятия”». Несмотря на её монументальность как единого целого, сами по себе фильмы далеко не равнозначны. Причём лучше прочих оценена именно самая первая лента: 86% от критиков и 82% от зрителей на Rotten Tomatoes. Тем не менее, принадлежность картины франшизе по-прежнему расценивается поклонниками жанра как знак качества, ну или, по крайней мере, привлекает внимание, а потому финансовый успех «Проклятия монахини» (рекорд франшизы в первый уик-энд) стал вполне ожидаемым.

В основе фильма лежит самая простая история, какую только можно вообразить: давным-давно в наш мир был открыт проход для древнего зла, правда его сумели вовремя запечатать. Прошли годы, ход снова открыт, и теперь главным героям предстоит изгнать это самое зло. Демоническая сущность в «Проклятии монахини» обладает знакомым для многих лицом — это Валак, один из демонов Гоетии, с которым чета Уорренов расправилась в 1977-ом (в картине «Заклятие 2»). Однако в новой ленте действие разворачивается в 1952 году, и демон только готовится продемонстрировать свою силу.

Кадр из к/ф «Проклятие монахини»

Собственно Валак в облике монахини и представляет наибольший интерес. Постоянные сценаристы франшизы Гари Доберман и Джеймс Ван наконец рассказывают его предысторию, отчасти банальную, но нуждается ли могущественный демон в оригинальности? А в его силе сомневаться не приходиться: Валак оскверняет святую землю и практически уничтожает монастырь. Он, питающийся страхом, играет в кошки-мышки с героями, пытающимися сначала разгадать тайну аббатства, а затем и победить зло. Вдоволь натешившись, он обретает огромную силу ещё до того, как получает возможность выйти за пределы аббатства.

Другое дело, что зрительское представление о Валаке и творческий замысел Джеймса Вана оказываются гораздо более впечатляющими, чем то, что демонстрируется в фильме. Режиссёрское кресло и 22-миллионный бюджет были доверены Корину Харди, ранее ставившему только простенький недорогой хоррор «Из тьмы». И Харди…увлёкся. Возможность показать очень многое оказалась слишком соблазнительной. Бонни Ааронс несомненно крайне эффектна в образе монахини, костюмеры и гримёры постарались на славу. Но, и это можно повторять бесконечно, чем неуловимее потусторонний антагонист, тем лучше работают пугающие сцены.

Кадр из к/ф «Проклятие монахини»

Наиболее впечатляющим в «Проклятии монахини» в итоге стал эпизод массового молебна, в котором Валака нельзя увидеть, но его присутствие ощущается почти физически. Порывистый ветер, молитва, срывающаяся на крик, освещение и композиция вместе производят неизгладимое впечатление, здесь фильм достигает своей эстетической кульминации. В то же время финальная битва оказывается гораздо более приземлённой. Великий Губернатор Ада не придумывает ничего лучше, чем топить хрупкую девочку голыми руками. Противостояние переводится из ментального в физическое. В демона можно буквально выстрелить, можно дать ему по голове и плюнуть ему в лицо (это действительно есть в фильме). Борьба с беспощадным Валаком переходит в формат бытовой драки, что немного снижает градус повествования.

Что же с противоположным углом ринга? Здесь сразу три положительных персонажа: отец Энтони Бёрк (Демиан Бишир), почему-то напоминающий Ван-Хельсинга, отвечающий за юмор красавчик Френчи (Йонас Блоке) и жемчужина ленты сестра Айрин в исполнении Таиссы Фармиги, родной сестры Веры Фармиги, играющей во франшизе Лоррейн Уоррен. И если первые два героя получились приятными, но довольно клишированными, то в образе самоотверженной послушницы есть нечто, заставляющее ей симпатизировать. Появляясь на экране, она отвоёвывает 100% зрительского внимания, будь то очаровательная сцена с динозаврами и толкованием Библии или эпизод с вселением Валака. В определённый момент мелькнувшая в глазах сталь, решимость изгнать демона любой ценой и белоснежное одеяние визуально породнили сестру Айрин с другой храброй молодой девушкой с планеты Альдераан.

Кадр из к/ф «Проклятие монахини»

Если отнестись к «Монахине» со всей строгостью, то это, конечно, и близко не хороший хоррор. Вообще-то даже не средний. Но судить её строго почему-то не хочется — то ли монохромная религиозная эстетика подкупает, то ли виды Румынии. В кадре действительно всегда есть за что зацепиться глазу: аскетичный камень, плавные линии, кладбищенский частокол и коридоры-лабиринты. А в противовес суровому монастырскому интерьеру воссозданы Рим и румынский уголок средневековья в 50-х: тёплое дерево домов, белизна ватиканских сводов, бескрайнее голубое небо и сочные зелёные поля. После плавных пролётов камеры и даже головокружительного кульбита в монастыре ещё обиднее проваливаться в тьму, в которой не видно ну совсем ничего. И это не такая стратегическая чернота, в которую зритель вынужден вглядываться с опаской, а банальная нехватка источников света.

«Проклятие монахини» (объясните кто-нибудь, зачем локализаторы прилепили лишнее слово к заголовку) определённо обладает кое-какими достоинствами, но для фильма ужасов картина совершает непростительный грех: она не страшная. Совсем, нисколечко. Из кривляния на трясущуюся камеру не получается грозного демона, опасность, нависшая над героями, не кажется реальной, даже скримеры вышли очень предсказуемыми и не выполняют свою простейшую функцию. Новый фильм — безобидная поделка, которая очень быстро забудется, но в целом она неплохо встраивается в создаваемую Ваном вселенную. Вряд ли «Монахиня» сумеет привлечь к серии новых зрителей, но для поклонников франшизы картина может стать неплохим «перекусом» в ожидании более внятного хоррор-высказывания.

Фото: New Line Cinema


Яна Крисюк