«Роковое искушение»: Кто на новенького

Кадр из к/ф «Роковое искушение»

1864-й год, штат Вирджиния, разгар Гражданской войны. Роскошный особняк с высокими колоннами, затерянный в дубовых зарослях — пансионат строгой мисс Марты (Николь Кидман), где она и её помощница, кроткая мисс Эдвина (Кирстен Данст), обучают пятерых воспитанниц французскому, хорошим манерам, готовке и шитью. Жизнь в доме идёт своим чередом, пока одна из девочек не обнаруживает в лесу раненого солдата-северянина (Колин Фаррелл) и из жалости не приводит его в дом. Мисс Марта полна решимости сдать янки конфедератам, однако затем, передумав, оставляет его из христианской милости. С этого момента в доме всё меняется: поначалу настроенные враждебно, девицы начинают цвести на глазах, борясь за внимание капрала МакБёрни…

Кадр из к/ф «Роковое искушение»

Когда-то София Коппола обещала не снимать ремейки, но всё же не удержалась: «Обманутый» Дона Сигела, экранизация южноготического романа Томаса Куллинана, показался любопытным материалом. Фильм вышел в 1971 году и, по словам Софии, представлял скорее мужскую точку зрения на происходящее. Коппола же, со своей любовью к женским персонажам и фемининной эстетике в целом, меняет угол зрения: «Мне важно было понять, каково было женщинам, воспитанным как леди, выживать в эти суровые времена». Сглаживая брутальность «Обманутого», Коппола низводит присутствие войны до отдалённо-приглушённого грохотания и редкого появления солдат за изгородью женского царства, выкрашивает свою версию в нежно-пастельные тона, на главные роли берёт белокурых любимиц Кирстен Данст и Эль Фаннинг (актрисе как раз исполнилось 18, и тут она впервые играет «плохую девочку»), и даже суровая мисс Марта в исполнении блондинки Кидман кажется не такой уж злобной ведьмой в сравнении с героиней Джеральдин Пейдж. София также убрала из собственной версии чернокожую служанку, живущую в пансионе (за что, разумеется, подверглась критике, и даже попытки объяснить это желанием сосредоточиться на истории главных героинь и убрать политический аспект её не спасли).

Кадр из к/ф «Роковое искушение»

Со времён дебютной работы «Девственницы-самоубийцы» рефреном у Копполы проходит тема женского затворничества, смиренной безысходности. Источающие благоухание нежной юности, девицы изнывают в тщетной его трате. На кого обращать эти чары? Для кого они бесконечно учатся готовить, вышивать, говорить по-французски? При редком появлении солдат мисс Марта запрещает девочкам выходить с приветствием, дабы «не искушать мужчин».

С появлением обходительного капрала МакБёрни жизнь девочек и женщин обретает смысл, а быт вращается вокруг единственного представителя мужского пола. Но тут Коппола, в отличие от Сигела, пытается скорее оправдать их поведение: годами обучаемые искусству обхаживания мужчин, девочки просто не знают, как иначе (Эль Фаннинг в одном из интервью рассказывала о том, что при подготовке к роли София попросила их изучить книгу How To Be А Good Southern Lady: «В ней много говорилось о том, как угождать мужчинам»). Тут юных прелестниц вводит в заблуждение и иное прочтение Софией персонажа капрала МакБёрни: если герой Клинта Иствуда в «Обманутом» — совершенно отъявленный негодяй и соблазняет всех, кого не лень (от 12-летней малышки Эми до самой мисс Марты), то герой Фаррелла распутничает не так нагло, а мотивы его поступков не так ясны. В стилистически безупречной причёсанной версии Копполы не нашлось места бэкграунду героев, много объясняющему в «Обманутом», оттого капрал МакБёрни Фаррелла предстаёт столь же обаятельной, как у Иствуда, но совершенно невнятной фигурой, а героини Кидман и Данст лишились живо рисующих их портреты пикантных фактов из прошлого.

Кадр из к/ф «Роковое искушение»

По словам Дона Сигела, его фильм о «базовом желании женщин кастрировать мужчин». София с этим не согласна, но, убрав ключевые сюжетные ходы и детали, придававшие (пусть и ущербную) логику действиям МакБёрни и женщин, фильм сняла как раз об этом. Каковы истинные мотивы поступков героев и чем объяснить их жестокость и агрессию? Остаётся только гадать да разглядывать чудные пейзажи и дивной красоты наряды. 


Кристина Леонтьева