Пассажиры: Одни во всей Вселенной

Кадр из к/ф «Пассажиры»

Космический корабль «Авалон» держит курс на «Земную обитель-2» – планета станет новым домом для 5-ти тысяч пассажиров, мирно спящих в капсулах в ожидании новой жизни. Двум из них повезло меньше других: Джим (Крис Пратт) и Аврора (Дженнифер Лоуренс) пробуждаются раньше времени, а это значит, что новую планету они уже не увидят – лететь до нее ещё 90 лет, которые им суждено провести на этом корабле вдвоём. Одним во всей Вселенной. Вскоре становится ясно, что на «Авалоне» произошёл сбой системы, жизни всех пассажиров в опасности, и только Джим и Аврора могут предотвратить катастрофу.

Невольно приходящие на ум ассоциации с космическими картинами последних лет («Гравитация», «Интерстеллар» и другие) рассеиваются по мере развития сюжета: в «Пассажирах» безбрежие космоса выступает как ошарашивающий ослепительный фон, но не ключевое место действия. Аврора и Джим погружаются в его объятия опасливо, осторожно, держась за руки, словно ступая на тропу угрожающе чёрного леса – и страшно, и волнительно, и жутко, но как же он манит, как завораживает. И всё же космос тут будто декорация, он загнан в рамки окон корабля, словно висящие на его стене картины, драма же разворачивается именно на борту этой лихо заверченной штуки. «Авалон» предстаёт как гигантский живой дышащий организм и один из главных персонажей, а не необходимое средство передвижения. Проектом занимался художник-постановщик Гай Диас, у которого уже есть номинация на «Оскар» за «Начало» Кристофера Нолана. Роскошные декорации были в самом деле выстроены в съёмочных павильонах, интерьер тщательно продуман. Величественное сооружение похоже на футуристический «Титаник» – и это не единственная отсылка к легендарной ленте Кэмерона.

Кадр из к/ф «Пассажиры»

«Пассажиры» вообще в первую очередь любовная драма, а не фантастический экшн, и, скорее всего, разочарует любителей эпических приключенческих лент. Динамика стремительно нарастает во второй половине фильма, но после всех драматических перипетий надвигающаяся катастрофа страшна уже не концом колонизаторской миссии, а концом любовной истории Джима и Авроры («Умрёшь ты – умру и я» – ещё одна отсылка к «Титанику»). Апокалиптический пафос Тильдум свёл к минимуму, фокусируясь на частной истории двух землян, по каким-то причинам решившим покинуть планету, масштабный же проект покорения космоса маячит где-то позади. Та же участь настигла и грандиозные планы Авроры: она – писательница, отправившаяся на «Земную обитель-2» ради создания романа. Понимая, что к концу её путешествия все, кого она знает и любит, умрут, она, тем не менее, жертвует обывательским счастьем ради Дела жизни. Как же так получается, что Аврора с её небывалыми амбициями влюбляется в простого механика Джима («Женское счастье – был бы милый рядом. Ну, а больше ничего не надо» – дурацкая песенка вертится в голове ещё долгое время после просмотра фильма)?

Кадр из к/ф «Пассажиры»

Гедонизму Аврора и Джим тоже предаются вполне земному, из всех футуристических развлечений выбирая привычные: вечера проводят в согревающей атмосфере бара в компании вежливого робота Артура (Майкл Шин), запрограммированного до блеска натирать стаканы и вести светские беседы на любую тему, впечатляются видами, смотрят кино, Аврора много плавает (и самые зрелищные сцены связаны с Лоуренс в воде, а не с космосом). В общем, всё родные стихии. Тяга к живому, трепещущему, земному материализуется и в виде деревца, посаженного Джимом – маленьком чуде, одиноко зеленеющем в холодно-стальных интерьерах «Авалона». Герои покинули Землю в поисках чего-то нового, неизведанного, но в конечном счёте они вновь и вновь возвращаются к истокам, потому что жаждут, конечно, первостепенных вещей. В какой-то момент начинает казаться, что это и было великой миссией «Авалона» – не тысячи капсул-личинок, призванные стать первыми обитателями новой планеты, а жизнь, зарождённая двумя земными существами силой любви. Но зачем, спрашивается, нужно было лететь в такую даль ради этого.

Кристина Леонтьева