Майкл Питт: Инди-король нашего времени

Трудно поверить, но сегодня Майклу Питту исполнилось 35. Кажется, еще вчера он был синефилом-мечтателем с робким взглядом и смелыми мыслями, сегодня же играет преступников да садистов-извращенцев. Такова уникальная двоякая природа Питта – его нежная, почти девичья красота и прозрачно-голубые глаза могут вселять то трепет, то отвращение, в зависимости от того, каким он решит предстать перед публикой. А нравится актеру не все – по словам Питта, он очень пристрастно относится к выбору ролей и часто отказывается от многомиллионных гонораров ради достойных независимых проектов, предпочитает то, что близко лично ему и к тому же старается не повторяться. Потому в фильмографии актера такое разнообразие ролей и режиссеров, с которыми ему довелось поработать (Бернардо Бертолуччи, Михаэль Ханеке, Гас Ван Сент, Мартин Скорсезе и др.). В честь Дня рождения Майкла Питта вспомним самые интересные картины с его участием.

Мечтатели (2003), реж. Бернардо Бертолуччи

Если бы Леонардо ДиКаприо согласился на главную роль в этом фильме, «Мечтатели» остались бы без Питта. Теперь такое трудно представить – этого застенчивого американского студента, опьяненного Парижем, Французской синематекой и близнецами Тео (Луи Гаррель) и Изабель (Ева Грин), мог сыграть кто-то другой. Но ДиКаприо отдал предпочтение крупнобюджетному «Авиатору» и всемирной славе, а Питт отправился в камерный мир смельчаков-романтиков, одурманенных идеями свободы, революции и чудотворной силой кино.


Действие «Мечтателей» разворачивается в разгар студенческих волнений 1968 года, и первыми среди протестующих были именно синефилы – закрытие Французской синематеки для них значило – смерть, конец света, безрадостное существование в серой реальности. И тогда они заново изобретают реальность – Изабель и Тео увлекают за собой Мэттью («Мы принимаем тебя, один из нас! Один из нас!») и, пока студенты кричат под окнами «Запрещать запрещается!», эти трое погружаются в собственный мир, повторяя жизнь героев киношедевров Годара, Брессона и Уайлдера, а вместо выкрикивания лозунгов устраивают пробежку через Лувр, разбивая храмовую музейную тишину, чтобы побить рекорд героев годаровской «Банды аутсайдеров» – вот он, их протест, назло правилам, смирению и порядку.


Для 22-летнего Питта «Мечтатели» стали первой серьезной работой (до этого он играл лишь второстепенные роли), и, несмотря на неопытность, он не испугался  обилия эротических сцен – впрочем, на то же согласились Луи Гаррель и Ева Грин, для которой картина и вовсе стала дебютом. По словам Бернардо Бертолуччи, он был поражен тем, насколько естественно ведут себя юные актеры, будучи полностью обнаженными, и решил добавить еще одну откровенную сцену, но она не вошла в финальную версию. Не вошли в нее и гомосексуальные отношения Тео и Мэттью, присутствующие в романе Гилберта Адэра, по которому снят фильм – Бертолуччи посчитал их «чрезмерными», хотя Питт был согласен и на это.

Несмотря на то, что «Мечтатели» – кино дерзкое и провокационное, оно также нежное, свежее, юное, юное настолько, что взрослые невольно чувствуют свою неуместность (недаром родители оставляют их одних). Питт не стал осторожничать, рискнув в начале своей карьеры полностью обнажиться перед зрителем (и не только физически!), и получил нечто большее, чем многомиллионный гонорар – для многих он стал вечным воплощением всего самого прекрасного, волнующего, безрассудного, что бывает только в юности.

Последние дни (2005), реж. Гас Ван Сент

Открытый экспериментам и всему новому, Майкл согласился принять участие в противоречивой картине Гаса Ван Сента, рассказывающей о последних днях жизни музыканта Блэйка, сильно напоминающего лидера Nirvana Курта Кобейна. Первоначально режиссер планировал снять байопик и привлечь к его созданию вдову музыканта Кортни Лав, но после длительного общения с ней понял, что ей будет слишком тяжело вновь пережить все это, и решил снять полувыдуманную-полубиографическую историю, завершающую его трилогию смерти («Джерри», «Слон», «Последние дни»). В течение трех лет Майкл Питт и Гас Ван Сент работали над фильмом – фактически роль Блэйка писалась под него. Но признать Питта в этом неряшливом, наркотически истощенном, бесцельно слоняющемся по дому и окрестностям и вечно бормочущем себе что-то под нос призрачном существе можно с трудом – актер словно растворился в нем. Бессюжетность картины лихо компенсируется почти физически ощутимой тревожной, удручающей атмосферой, создаваемой во многом благодаря музыке. Питт и тут проявил свой талант, исполнив песни Fetus и Death to Birth (Майкл является создателем рок-группы Pagoda), а в течение фильма он нашептывает слова Last Days также собственного авторства.


В одном из интервью актер признался, что 80% картины является импровизацией, да и о каком сценарии может идти речь, если дело вовсе не в словах (реплик у героев минимум) и действиях, а в умении передать это гнетущее чувство – точнее, предчувствие, что вот-вот наступит нечто ужасное и неотвратимое. Именно потому действия Блэйка сводятся к череде механически повторяющихся ритуалов – он еще не умер, но будто уже мертв.

Несмотря на противоречивые отзывы, Питт гордится проделанной работой: «Я готов стоять за этот фильм. Я думаю, это было круто. Самое интересное, что фильм рассказывает больше, чем некоторые могут подумать. Иногда обилие разговоров лишь разрушает повествование».

Чокнутый (2006), реж. Том ДиЧилло

Из гигантского мусорного бака, разгребая завалы и позевывая, поднимается симпатичный бомж – это Майкл Питт. Затем он отправляется на прогулку по утреннему Нью-Йорку – поспит на скамейке, допьет чей-то напиток, стрельнет сигаретку. Почему бомж выглядит как модель с обложки журнала – неважно, эта история и не пытается быть правдивой – это сказка о том, как бомж стал голливудской звездой. Бездомный знакомится с ушлым фотографом Лесом (Стив Бушеми), старательно избегающим унизительное слово «папарацци» и называющим себя «профессионалом с лицензией». Благодаря Лесу Тоби, ставший его помощником и по вылавливанию неудачных ракурсов звезд, и по уборке дома, попадает в мир шоу-бизнеса, становится телезвездой, у него появляется армия девочек-поклонниц, признающихся ему в нежных чувствах («Я  люблю тебя, Тоби! Мне плевать, что ты бомж!»), и девушка-мечта – певица Карма Лидс.


Но самое удивительное, что в этой легкой, саркастичной и динамичной картине Том ДиЧилло (в прошлом оператор, снявший фильмы Джармуша «Отпуск без конца», «Более странно, чем в раю», «Кофе и сигареты») поднимает и серьезные темы – настоящей дружбы и преданности, неудовлетворенности амбиций, сохранения себя в лживом глянцевом мире, делая это тонко и ненавязчиво, иронизируя над поступками героев и их мотивами и нарочно превращая действо в сумбур и нелепицу, но в то же время заставляя задуматься о важных вещах.

Кроме того, именно ДиЧилло усмотрел нечто в актерском дуэте Бушеми-Питт, позднее воссоединившемся в криминальном драматическом сериале «Подпольная империя».

Гангста Love (2014), реж. Рэймонд Де Фелитта

Эксцентричная парочка припарковывается возле цветочного магазина. Угрожая опешившим бабулям-продавщицам, парень выгребает деньги из кассы, прихватывает букет роз для любимой («День Святого Валентина же!») и вылетает как сумасшедший – бабуля оказалась не робкого десятка и стреляет в грабителя из автомата. Так начинается история современных Бонни и Клайда в интерпретации Рэймонда Де Фелитты. Но если Бонни и Клайд Уоррена Битти и Фэй Данауэй выглядят стильно и элегантно и даже преступления совершают с некоторым изяществом, правда, оставляя после себя реки крови, то герои Майкла Питта и Нины Арианды наивны, глуповаты, гоповаты, но страшно обаятельны, ибо грабят они только плохих парней (цветочный магазин не считается – «День Святого Валентина же!»), разрешают забрать пожилым мафиози льготные проездные да и вообще еле-еле обращаются с пушкой и стреляют только ради устрашения, а не на поражение. К тому же и повод обчищать бандитов благородный – Томми мстит им за отца, а еще эти двое нежно любят друг друга и хотят устроить свадьбу, так что деньги не помешают.


Майкл Питт, несмотря на свою миловидность, органично вписался в образ брутального татуированного уголовника и, кажется, сделал это с большим удовольствием – по словам актера, ему «интересны герои, которых он раньше не играл», и он выбирает роли не для того, чтобы «выразить что-то личное», а, напротив, чтобы попробовать что-то новое. «Для меня самое важное, чтобы проект мне подходил, чтобы это было “то самое” для меня и для режиссера».

Я – начало (2014), реж. Майк Кэхилл

Похоже, репутация Питта как человека, предпочитающего крупным коммерческим проектам и большим гонорарам маленькие, но важные идейные фильмы, позволила Майку Кэхиллу предложить ему совместную работу над фантастической картиной «Я – начало». Роль главного героя, молекулярного биолога Йена Грея, увлеченно исследующего радужную оболочку глаза, была создана специально для него. Герой Питта, ученый, доверяющий только фактам и цифрам, внезапно сталкивается с загадочными закономерностями, ведущими его к важному открытию, в котором наука соприкасается с верой. Так он открывает для себя иную реальность, отныне глаз для него – не просто орган зрения, предмет научного исследования, а зеркало души, проводник в дивный неизведанный мир, но с появлением эмоциональной составляющей и вопросов стало больше, чем ответов.


Майк Кэхилл не боится поднимать масштабные темы столкновения науки и веры, духа и материи, разума и чувств, жизни и смерти в рамках камерной истории, при этом уделяя огромное внимание аудиальному и визуальному наполнению. Ему будто нравится манипулировать зрителем – он играет с цветами, настроением и тональностью повествования, ускорением и замедлением ритма. Возможно, за почти два часа он хотел рассказать слишком много, и оттого остались пробелы, шероховатости и недосказанности, но именно этим «Я – начало» и привлекает –энтузиазмом его создателя, искренностью и некоторой наивностью, побуждением к размышлению. «Я очень уважаю своего зрителя, - говорит Питт. - Я бы хотел, чтобы они могил сказать: “Вау, вот этот фильм дает мне что-то. Я могу извлечь что-то из идеи автора”» и добавляет: «Я очень счастлив, что снялся в этом фильме. Это прекрасный фильм, это прекрасный опыт».

Асфальт (2015), реж. Самюэль Беншетри

Еще в «Мечтателях» герой Питта признавался в любви к французам, и если 12 лет назад он приехал в Париж из-за французского и кино, то теперь его героя заносит в безвестный чудной уголок Франции неведомой космической силой. После не очень удачного завершения миссии американский астронавт Джон МакКензи приземляется на крыше пошарпанного дома индустриального французского пригорода, и вместо восторженных аплодисментов родных американцев видит двух гопников, слушающих рэп.

И все же приземление МакКензи не кажется случайным – он знакомится с чудесной арабкой (Тассадит Манди), которая решает приютить его, пока за ним не прибудет НАСА. Хамида почует американца то булочками, то кофе, то кускусом, смотрит на него добрыми влюбленными глазами и расспрашивает о космосе. «Ну как там?». И ничего, что они не понимают друг друга – Джон рисует на бумаге океан и крошечного человечка – вот такой он, космос. «Мне нравится думать, что за всей этой темнотой там… великий свет». Хамида радостно кивает.


«Асфальт» – это несколько нежных и трогательных историй о случайных неслучайных встречах, будь то американский астронавт и добрая арабка, или забытая актриса (Изабель Юппер), желающая вернуть былую славу, и ее парень-сосед (Жуль Беншетри), решивший помочь ей в этом, или чудаковатый житель 2-го этажа (Гюстав Керверн), пожалевший деньги на лифт и тайком пользующийся им по ночам, чтобы ездить на встречи с медсестрой (Валерия Бруни-Тедески), которую он опять-таки «случайно» встретил возле больницы – чтобы произвести впечатление, он называет себя фотографом и обещает сделать снимки обомлевшей от такой чести скромной женщины.

Все они живут в одном доме и, на первый взгляд, не имеют ничего общего, но на самом же деле их связывают доброта, отзывчивость, трепетное отношение к окружающим, желание помочь и вера в чудеса – именно потому каждый из героев по своему объясняет природу загадочных звуков, расходящихся по пустынным улицам с появлением ветра.

Питт признается, что участие в подобных проектах не приносит ему много денег, но он всегда соглашается, несмотря на гонорар, если история его «цепляет и трогает». Чтобы оплачивать счета, Питт снимается в рекламе, сотрудничает с модными брендами: «Есть несколько лейблов, которые поддерживают меня уже очень давно. И только благодаря им я имею право делать свой выбор и в кино». Актер участвовал в рекламных кампаниях Prada и  Rag & Bone, а для последнего снял короткометражку «Водитель» с участием актрисы Астрид Берже-Фрисби, парнтерши по фильму «Я – начало»


И что-то подсказывает, что и тут Питт руководствуется не только материальными соображениями – достаточно посмотреть мини-фильмы (язык не поворачивается назвать это просто рекламной кампанией) Rag & Bone.


В будущем Питт планирует снимать собственное кино, хотя и от актерства он не отказывается. «Мне чертовски повезло. Не только потому, что я нашел то, что мне по душе – мне безумно повезло потому, что у меня есть возможность заниматься этим. Я все время напоминаю себе об этом – ну, знаете, когда, например, стою в прачечной и жалуюсь, что чертова машина не работает».

Кристина Леонтьева