Кинословарь

Рубрика «Кинословарь»

Кинематограф развивается не по дням, а по часам, обрастая новыми понятиями и терминами. Специально для самых любопытных и въедливых кинозрителей запускаем новую рубрику — «Кинословарь». Теперь каждую неделю мы будем публиковать краткое значение популярных «киношных» терминов, которые можно будет лихо вворачивать в разговоре с друзьями и в рецензиях на страницах соцсетей.


Мэшап (или мэш-ап от англ. «смешивать») — довольно молодой жанр в искусстве, изначально относившийся к музыке. В 90-е так называли микс, созданный из нескольких разных композиций, например, вокал из одной песни накладывался на аранжировку другой. 

В литературе мэшап обозначился уже в конце 2000-х. Первым, кто употребил этот термин, был критик Адам Коэн. Рецензируя роман Сета Грэма-Смита «Гордость и предубеждение и зомби», Коэн разглядел в нём некоторые черты постмодернизма, который также использует «чужие» символы. Правда, тогда критик отметил, что мэшап представляет собой отличный от постмодернизма жанр, где автор не высмеивает и не проверяет на прочность идеи другого автора, а создаёт на основе его мира свой.

В кино этот жанр получил распространение относительно недавно. В качестве примеров можно вспомнить комедийные хорроры «Президент Линкольн: Охотник на вампиров», где, как вы понимаете, американский президент сражается с вурдалаками, и «Гордость и предубеждение и зомби», где отец семейства с ранних лет обучал своих дочерей быть смелыми воительницами и уметь дать отпор живым мертвецам.

В российском кинематографе мэшап также имеет место быть. На днях в прокат вышел второй фильм о Гоголе, где писатель предстаёт в образе детектива, способного общаться с миром мёртвых. Конечно, настоящий Николай Васильевич, просто был увлечён фольклором и мистическими историями — достаточно вспомнить его знаменитые произведения. А потому жанр смешения реального и вымышленного, фантазийного и обыденного способен произвести на читателя или зрителя достаточно сильное впечатление, а для кого-то давно знакомое произведение или история личности может открыться с совершенно иной, неочевидной стороны.

Кадр из к/ф «Гоголь. Начало»

Фото: Каропрокат