Кинопитер

Известно, что Санкт-Петербург — самый северный в мире город, население которого превышает миллион человек. Ради чего же такое количество людей согласилось терпеть непростые для душевного и физического благосостояния погодные условия (Санкт-Петербург возглавляет список самых несолнечных городов России)? Из-за возможности ежедневно сталкиваться лицом к лицу с шедеврами итальянских зодчих и бродить по мощениям, помнящим прикосновения штиблетов Достоевского, Шостаковича, Чайковского, Ахматовой, Бродского?

Легко ли снять фильм в Петербурге так, чтобы история не потерялась в сплетениях его дворов и не рассеялась под порывами налетающих с залива ветров? Кому-то удаётся укротить харизму Северной Венеции и заставить послужить режиссёрской идее, кого-то Петербург заставляет играть по собственным правилам. В честь трёхсот тринадцатого дня рождения города, вспомним наиболее запомнившиеся зрителям (и критикам) картины, снятые в Петрограде.


«Брат»

1997

Сергей Бодров и Светлана Письмиченко в фильме «Брат»

Несмотря на то, что вместе с Данилой Багровым зритель посещает вполне туристические места Петербурга, город с нелёгкой руки Балабанова в этом фильме выглядит мрачным. Очевидно, в силу жанровой специфики картины, зритель при просмотре скорее вспомнит о героях Достоевского, нежели о балетах Чайковского.

Впервые показанная публике в мае 1997 года в рамках Каннского кинофестиваля, криминальная драма Алексея Балабанова стала визитной карточкой той злосчастной поры, которая принесла городу на Неве славу бандитской столицы России. Насмотревшиеся на злоключения Данилы Багрова мамы, ещё долго будут кусать локти, прежде чем позволить своим дочкам и сыновьям ехать учиться в петербургские университеты. Сергей Бодров прокладывает свой путь к брату по проспектам осеннего Петербурга, в это время года особенно обделённого солнечным светом. Однако харизма актёра сделала своё дело, и фильм-таки стал рекламой города.  Даже несмотря на то, что в кадрах, снятых на набережных, Нева, как и небо, серее серого.


 «Питер FM»

2006

Особняк И. Капустина

По местам съёмок полюбившегося выжившим романтикам фильма Оксаны Бычковой «Питер FM» теперь даже водят экскурсии. Безусловно, эта трогательная, пропитанная петербургской грустинкой мелодрама обеспечила пополнение в рядах поклонников не только Евгения Цыганова, но и города на Неве.

Подвижная камера, едва поспевая за быстроногим Максимом (главным героем фильма), водит зрителей по маленьким улочкам и по-своему живописным дворам города. Мы узнаём в кадрах окрестности Аптекарского острова. Главные герои — потерявшая свой телефон Маша и нашедший его Максим — договариваются встретиться то у станции метро Чкаловская, то у Горьковской. Первая, роковая встреча на пешеходном переходе, где Машин телефон срывается вниз, происходит на светофоре у перекрёстка Большого проспекта Петроградской стороны и Каменноостровского проспекта.

Город здесь не просто живописный фон, на котором разворачиваются события и оставляют свои следы главные герои. Оксана Бычкова представляет Петербург метасуществом, огромным чудищем, которое поигрывает судьбами петербуржцев, будто мячиками для пинг-понга. Один из важнейших образов картины — построенный Алексеем Фёдоровичем Бубырем  особняк К.И. Капустина, располагающийся на набережной реки Фонтанки. Этот образ красной нитью проходит через всё повествование: его изображение мы видим в студии, где работает Маша, оно же всегда перед глазами Максима, когда он за своим рабочим столом.  А. Мамлыга, рассуждая о символизме и значении воплощённой зодческой мысли Бубыря, приводит такие слова Чарльза Мура: «Если архитекторы хотят продолжить полезную работу на этой планете, то их главной задачей должно быть, как это и было всегда, создание "места", обладающего своими характерными особенностями, которое явилось бы целесообразным отражением представления человека о своем положении на Земном шаре. ... Такое творчество помогает людям понять, где, собственно, они находятся и, следовательно, кто они такие».


«Не болит голова у дятла»

1974

Елена Цыплакова и Александр Жезляев в фильме «Не болит голова у дятла»

Полнометражный дебют Динары Асановой не станет для зрителя проводником по памятным местам, связанным с судьбой поэтов Серебряного века или достижениями итальянских архитекторов, приглашённых Петром. Историю любви двух советских школьников Асанова сняла, избегая присутствия в кадре узнаваемых символов Северной Венеции. Что этому фильму очень к лицу, ведь так зрителю куда легче представить, что эти происшествия могли и ещё могут случиться и в его родном городе. Остроумный, лёгкий, нежный и вместе с тем серьёзный фильм Асановой водит зрителя по островам — Крестовскому и соседнему Каменному. Одна из ключевых сцен разворачивается на старом Вантовом мосту, сильно изменившемся с тех пор. В ту пору деревянный мостик носил имя «Старого лазаревского».

Полный нежной советской романтики и крылатых фраз («Человек из него не получится, пусть хоть барабанщиком будет»), фильм «Не болит голова у дятла» демонстрирует Петербург  лишённым лоска, не помнящим пышных царских балов и крови революций, городом, который однажды может стать уютным и родным.


«Невероятные приключения итальянцев в России»

1973

Кадр из к/ф «Невероятные приключения итальянцев в России»

Наверняка многих петербуржцев, посетивших Италию, по возвращению в родной город посещало чувство сродни дежавю. Словно Петербург, будучи младшим братом Рима, изо всех сил старается походить на своих старых старших братьев. «Невероятные приключения итальянцев в России» — редкий экземпляр кинематографического искусства, в рамках которого зрителю дают полюбоваться видами обоих городов. Главная героиня покидает солнечную Италию, чтобы разыскать завещанное ей наследство, спрятанное «подо львом». Фильм не просто познакомил мировую общественность с Петербургом, но и отчасти оказал влияние на развитие самосознания петербуржцев, утвердив льва в качестве неотъемлемого символа города. «Аномальная любовь петербуржцев ко львам стала известна всей стране после выхода фильма ‘Невероятные приключения итальянцев в России’», — такими словами приветствует посетителей сайт, посвящённый петербургским львам.

Дворцовая площадь, Казанский и Смольный соборы, стрелка Васильевского острова, печально известная гостиница «Астория» — итальянцы устроят зрителям самую что ни на есть обзорную экскурсию. И немудрено, что пройдохи, гоняющиеся за наследством на их глазах отошедшей в иной мир старушки, так запросто ориентируются в городе, выстроенном их соотечественниками.


«Боба и слон»

1972

Кадр из к/ф «Боба и слон»

В часовом фильме Августа Балтрушайтиса запечатлены годы, когда в петербургском (тогда — ленинградском) зоопарке действительно обитал один из крупнейших представителей фауны — африканский слон. Через три года после премьеры фильма, вышедшего на экраны в 1972 году, Бобо переправили в Ташкентский зоопарк. Прожив в Ленинграде с 1957 по 1975 год, Бобо успел сделать завидную для рядового африканского слона кинокарьеру. Помимо фильма «Боба и слон» в его фильмографии — киноленты  «Сегодня — новый аттракцион» (1966) и «Старожил» (1961). По свидетельствам очевидцев, во время съёмок Бобо жил на территории киностудии «Ленфильм», которая и по сей день находится в двух шагав от зоопарка.

Вместе с маленьким Бобой, который, несмотря на настойчивые просьбы работников зоопарка, продолжает «слоняться» у вольера и кормить слона пломбиром, зритель совершит путешествие в беззаботные семидесятые. Мама главного героя (роль которой исполнила очаровательная Ирина Куберская, вскоре после премьеры фильма переехавшая в Испанию), бесстрашного любителя слонов, продаёт мороженое в парке. В нынешний век неограниченных возможностей специальных видеоэффектов видеть слона якобы блуждающего по улицам на фоне экрана, на который проецируются планы Петербурга, крайне трогательно.


«Русский ковчег»

2002

Кадр из к/ф «Русский ковчег»

Тильман Бюттнер — оператор, ставший героем большинства рецензий на «Ковчег». Немудрено, ведь именно его Сокуров выбрал на самую главную роль в этом фильме — на роль человека, способного заснять полуторачасовое действо одним дублем. Тем, кому пока не удалось своими глазами увидеть роскошные залы Зимнего дворца, фильм Сокурова послужит бесплатным билетом в музей. С временными выставками, увы, познакомиться не удастся, однако фильм предоставляет возможность увидеть музейное пространство жилым и живым, таким, каким оно и было до того, как «Эрмитаж» превратился в хранилище.
 
В месте, где разворачивается действо «Русского ковчега», мечтают оказаться многие. Убаюкивающий шёпот, комментирующий происходящее на протяжении всего фильма, добавляет сей «экскурсии» таинства и вуайеристского флёра. Нас не покидает чувство, что мы оказались там, где нам быть не положено или даже категорически запрещено, и видим то, что творится не для наших глаз. Американский кинокритик Роберт Денерштейн назвал фильм Сокурова «первым истинным шедевром 21 века».


Анелия Автандилова