«Дикая жизнь»: Успешный режиссёрский дебют Пола Дано

Кадр из к/ф «Дикая жизнь»

В этом году ведущий американский актёр Пол Дано («Нефть», «Война и мир», «Руби Спаркс») привёз на кинофестиваль Сандэнс свою первую режиссёрскую работу. «Дикая жизнь», снятая по одноимённому роману Пулитцеровского лауреата Ричарда Форда, мгновенно завоевала зрительские симпатии — в Канны лента приехала уже окружённая восторженными отзывами. И, надо сказать, что, глядя на мощнейший актёрский дуэт Кэри Маллиган и Джейка Джилленхола, пронзительный литературный первоисточник и фильмографию самого Дано, в том числе, демонстрирующую его избирательность и вкус, не было никаких сомнений, что «Дикая жизнь» окажется сильной работой.

Неспешная драма рассказывает о 15-летнем подростке (Эд Оксенбульд), на глазах которого рушится брак родителей (Джейк Джилленхол и Кэри Маллиган). Бринсоны всё время переезжают: на дворе 60-е, глава семьи — единственный кормилец, но задержаться на очередном месте не получается. Мужчина слишком горд, чтобы быть обслугой, и ищет «настоящее мужское дело». Его жена, напротив, далека от мечтаний, она умна и амбициозна, и пытается управлять семейной лодкой. В какой-то момент приходит осознание того, что по-старому жить не можется, вот только, как это, по-новому, — никто из членов семьи не знает. Бушующий в их отношениях огонь рифмуется с самой природой — весь штат охвачен лесными пожарами, потушить которые, кажется, почти невозможно. В этот огонь бросается и герой Джейка Джилленхола, идя добровольцем в бригаду пожарников.

Кадр из к/ф «Дикая жизнь»

Как режиссёр Пол Дано фокусируется не на героях Маллиган и Джилленхола, хотя там, безусловно, обнаруживается сбивающая с ног химия, а именно на их сыне. Бринсон-младший в этой истории — тихий наблюдатель. Скромный и воспитанный мальчишка не устраивает сцен и капризов, но за внешней отрешённостью мы видим тот же бушующий огонь, который обязательно найдёт выход к концу ленты. Как справиться с тем, что родители знают ответы не на все вопросы, как принять в семью нового, совершенно чужого мужчину, как дать матери ответ, если заданный ею вопрос слишком сложен для подростка, только-только столкнувшегося с настоящими жизненными трудностями? 

Благодаря тому, что зритель, как и герой Оксенбульда, не является участником конфликта, а лишь наблюдает его, история видится предельно реальной и вызывает искренние эмоции сопереживания. Словно становишься свидетелем настоящей ссоры между собственными родными. 

При этом, постановщик не занимает ничьей стороны и не берётся судить своих героев, а даёт высказаться каждому. Словно в театральной постановке, световое пятно занимает сначала отец, затем мать и, наконец, сын, молчавший и наблюдавший большую часть хронометража картины. Этим последовательным погружением и неспешным течением работа Дано напоминает ленты Ксавье Долана. Особенно, его последнюю картину «Это всего лишь конец света», которая также знакомит нас с семьёй, полной обид и гнева, частью которой мы становимся, пока смотрим фильм.

Кадр из к/ф «Дикая жизнь»

Дебютная режиссёрская работа Пола Дано может показаться очень отстранённой и неспешной, однако, благодаря мастерству сценаристов и актёров, она имеет мощный эмоциональный потенциал, который ближе к финалу обязательно обрушится на зрителя, неважно, переживал ли он похожий опыт, или впервые попадает за обеденный стол к ссорящимся родителям. Сам Дано отмечает, что эта история близка ему лично —  в общем-то, несложно заметить даже внешнее сходство режиссёра и героя Эда Оксенбульда. 

Отсутствие фальши, потрясающая работа с каждым кадром и актёрами, которые, и это видно, по-настоящему доверились режиссёру, обнаруживают в Дано тонкого и талантливого рассказчика, не зря решившего попробовать себя в качестве постановщика. Тем интереснее, проследить за его будущими режиссёрскими проектами.

Фото: Nine Stories Productions


Аня Громова