«Коматозники»: смертельный ремейк

Фрагмент постера к к/ф «Коматозники»

Картина «Коматозники» Нильса Ардена Оплева рассказывает историю о студентах-медиках, пожелавших узнать о смерти больше, чем известно науке. Они погружают друг друга в состояние клинической смерти, но, приоткрывая завесу тайны, забывают, что играют с огнём.

«Коматозников» можно смотреть двумя способами. Во-первых, можно думать о них как о новом фильме, о котором ничего не известно (ну или почти ничего, всё-таки синопсис и трейлер в XXI веке обычно все просматривают заранее). А можно идти на «Коматозников» как на ремейк картины Джоэла Шумахера 1990 года. Итак, попробуем оба метода.

«Коматозники» как самостоятельное произведение

Кадр из к/ф «Коматозники»


Фильм производит двойственное впечатление. С одной стороны, он в состоянии удержать зрительское внимание, смотреть его действительно интересно, с другой стороны, глаз постоянно спотыкается о какие-то шероховатости. То картина мчится во весь опор, форсируя события, то внезапно увлекается ненужными сценами, занимающими хронометраж, но не двигающими сюжет и не раскрывающими персонажей. К таким сценам относятся эпизоды с вечеринками и празднованиями, которые мало того, что не имеют никакого смысла, так ещё и вызывают вполне логичный вопрос — когда герои вообще спят?

Время — одна из значительных проблем фильма. Режиссёр не даёт зрителю почувствовать его ход. После просмотра остаётся впечатление, что все события произошли за пару-тройку дней, в течение которых герои не спали, а только и делали, что умирали, танцевали и строили важные лица в больнице. Кроме того, «Коматозники» не выстраиваются в целостное повествование, наоборот, они похожи на набор сцен — очень красиво поставленных, но отчаянно требующих хоть каких-то переходов, которых, увы, нет.

Фрагмент постера к к/ф «Коматозники»

Под стать прерывистому повествованию в фильме представлены неравноправные и «недоделанные» герои. Первая половина фильма последовательно выстраивает историю Кортни (Эллен Пейдж), убеждая зрителя в том, что именно она здесь та ось, которая держит на себе сюжет. Однако в определённый момент создатели фильма, словно вспомнив, что у них есть ещё герои, фокусируются на истории Рэя (Диего Луна) и Марло (Нина Добрев). Эта парочка становится основой сюжета до самого конца. Персонажи Джеймса Нортона и, в особенности, Кирси Клемонс ничем не выделяются и запоминаются разве что своей картонностью. При этом нельзя сказать, что эти двое как-то плохо играли. Но у них было так мало экранного времени, так мало осмысленных реплик, что в итоге их герои остаются в памяти носителями ярлыков: «красавчик-мачо» и «девочка, чрезмерно опекаемая матерью».

В целом картина выглядит какой-то очень поверхностной. Есть хорошая идея, интересный сюжет, перспективные персонажи, отличный актёрский состав, да и вообще вся съёмочная команда. Но всё это почему-то не сыграло, не сработало, и на выходе получился посредственный триллер с шаблонными героями и морем сюжетных дыр: как Марло поняла, куда бежать; почему Джейми согласился на эту авантюру; почему декан заподозрил ребят в их причастности к происшествию… «Коматозники» — неплохой фильм «на разок». И это был бы окончательный вердикт, если бы не его статус ремейка.

«Коматозники» как ремейк

Фрагмент постера к к/ф «Коматозники», 1990


Фильм 1990 года — одна из ранних работ Джоэла Шумахера. В своё время он получил средние оценки критиков (48% положительных рецензий на Rotten Tomatoes) и зрителей (6.6/10 на IMDb). Однако время шло, Шумахер набирался опыта, а к первому впечатлению кинолюбителей прибавился шлейф ностальгии. Сейчас «Коматозники» Шумахера смотрятся как крепкое, оригинальное рассуждение о жизни и смерти, вовлекающее зрителя в повествование и заставляющее сопереживать героям.

Новые «Коматозники» (и это единственное их значимое «нововведение») сильно контрастируют по духу с оригиналом. Вместо плавного, даже немного монотонного повествования в ремейке скачкообразный монтаж. Вместо не самых необычных, но живых героев здесь яркие шаблоны. Складывается впечатление, будто сценарист новой картины Бен Рипли скопировал сценарий Питера Филарди, а потом стал придумывать, что бы в нём изменить, чтобы получилось здорово.

Например, умирая, герои начинают что-то видеть. В старом фильме это мрачная компиляция воспоминаний. В новом же первые два видения принципиально другие — это скорее воплощённая энергия, живая эмоция. Идея очень хорошая, особенно в исполнении оператора Эрика Кресса («Девушка с татуировкой дракона», «Мерцающие огни»). Но на половине пути создатели, очевидно, передумали, так и не решив, как бы им увязать с такой задумкой гостей из прошлого, а потому остальные видения — скучная калька с оригинала.

Кадр из к/ф «Коматозники», 1990/Кадр из к/ф «Коматозники», 2017

Или, скажем, искупление. У Шумахера идея прощения всплывает будто сама по себе, это логичное продолжение всего происходящего с персонажем Кевина Бейкона. В фильме Оплева сцены с «извини, мне жаль» — грубо вписанный рояль в кустах, универсальная палочка-выручалочка почти для всех героев. Эти сцены (особенно с Кирси Клемонс) смотрятся глупо и неправдоподобно даже в мире фильма, допускающем существование сверхъестественного.

Где-то на стадии переосмысления потерялась и мотивация героев. Нэльсон (Кифер Сазерленд) у Шумахера решается в финале на отчаянный шаг. Он чувствует ответственность за то, что впутал друзей в историю, и полон решимости это прекратить. Он рассчитывает, что коллеги успеют ему помочь, а потому предупреждает их звонком, но в то же время отказывается ждать и рисковать их жизнями, а потому начинает опасное «путешествие» сам. Аналогичная сцена ремейка лишена смысла — героиня переживает только за себя и, судя по всему, собирается не спасти всех, а умереть. Если это и правда так, то совершенно непонятно, почему она не выбрала более простой способ. Видимо, тогда не было бы красивого и душещипательного завершения истории. Если же её целью была не смерть реальная, а смерть «понарошку», то тем более непонятно, что ей двигало. А ведь если зрителю не ясна мотивация героев, то это проблема не зрителя, а фильма.

Есть, правда, у ремейка и несколько преимуществ. В истории появилась динамика, новых «Коматозников» можно назвать захватывающими. Всяческих похвал достойна и операторская работа: очень красивые эффекты, работа с цветом и светом. Исполнители главных ролей, по большей части, смотрятся достойно. Что-то хорошее сумел сделать даже сценарист Бен Рипли, добавив бонусы, которые получают герои после клинической смерти. С этими «суперспособностями» их рвение мотивировано не только абстрактным духом авантюризма, но вполне понятным желанием «перезагрузить» мозг.

Фрагмент постера к к/ф «Коматозники»

Подводя итоги, хочется сказать, что главной проблемой ремейка стал сам факт его появления. Фильм не так плох, чтобы ругать его, однако совершенно непонятно, для чего он был снят. Оригинальная картина вышла не так уж давно и ещё не успела устареть. Она плотно засела в сердцах многих киноманов, а потому такой близкий к оригиналу ремейк оказался попросту не нужен. Все, кому эта тема могла быть интересной, уже посмотрели ленту Шумахера. А те, кто её не видел, вряд ли пойдут на новых «Коматозников». В итоге сравнительно неплохая картина собрала целую массу негативных отзывов и вызвала волну незаслуженного неудовольствия.

Если вам нравится фильм «Коматозники» 1990 года, то смотреть ремейк точно не нужно — вероятнее всего он вас разочарует. Если же старые «Коматозники» прошли мимо вас, то…наверное, лучше посмотреть именно их. На воображаемых весах стройное логичное повествование перевесит привлекательную картинку, ведь так?

Фото: Columbia Pictures CorporationCross Creek Pictures



Яна Крисюк