«Экстаз»: смерть — уникальная возможность

Кадр из к/ф «Экстаз»

В российские кинотеатры пришла первая картина Гаспара Ноэ («Необратимость», «Вход в пустоту»), которую, наконец, по достоинству оценила фестивальная публика. «Экстаз» — пятая полнометражная лента режиссёра, снятая вновь с непрофессиональными актёрами (кроме, разве что, чарующей Софии Бутеллы) по собственному сценарию. Команда в «Экстазе» собралась разношёрстная и интернациональная, это же касается и воплощённых ей героев. Потому лента снята сразу на двух языках: часть персонажей говорит по-английски, часть — по-французски. Есть даже пара фраз на русском благодаря перебравшейся теперь в Прагу сибирячке Шарлин Темпл.

Новый фильм Ноэ создан, чтобы смотреть его на большом экране: он готов музыкально (спасибо Тому Бангальтеру из Daft Punk) и визуально обволакивать благодарного зрителя. Красно-чёрно-зелёную палитру венчает нарядный французский флаг за диджейским пультом. Начинается же лента ползущей по снегу окровавленной девушкой, намекающей, что ничем хорошим эта история не кончится, и маленьким телевизором на переполненной книжной полке, заботливо приглашающим в танцевальную нирвану.

Кадр из к/ф «Экстаз»

Весь фильм — полуторачасовая непрерывная вечеринка, устроенная выпускниками академии современного танца. Праздничный настрой сменяется беспокойством, когда герои понимают, что кто-то подмешал в сангрию кислоту… Впрочем, «Экстаз» заставит и вас почувствовать себя плохо. Операторская работа бельгийца Бенуа Деби — это настоящее испытание для вашего вестибулярного аппарата. Деби уже не раз работал с Ноэ, но здесь его летающая камера превзошла себя. Начальные статичные съёмки постепенно переходят в плавное, сначала едва заметное движение. Чем безумнее происходящее на экране, тем умопомрачительнее точка зрения. В конце концов, Деби буквально переворачивает всё с ног на голову.

Забавно, что некоторые умудрились разглядеть в «Экстазе» агитку о вреде наркотиков. В разговорном втором акте всё время уделяется узнаванию персонажей через их диалоги. Героев здесь много, и вы вряд ли запомните их всех по именам, но почти у каждого есть определяющая черта: альфа-самец, герой-любовник, скучающая блондинка, бдительный брат… Все характеристики получат развитие в персонажных арках. Практически каждый герой в результате наркотической истерии приумножает доминирующую черту, превращаясь в пугающее, монструозное создание. Милые и приятные поодиночке в интервью, они радикально преображаются в социуме. Даже два человека — уже толпа, подстегните их ЛСД, и они начнут разрушать себя и всё вокруг. Наркотики в «Экстазе» играют вспомогательную функцию. Это лишь катализатор событий, делающий происходящее не рядовой чернухой, но макабрическим шабашем.

Кадр из к/ф «Экстаз»

Для передачи атмосферы демонического безумия Ноэ выбирает идеальный инструмент — танец. Здесь на руку играет подобранный актёрский состав: настоящий диджей (Дэдди — Кидди Смайл), настоящие танцовщики, настоящая гимнастка (правда, ленту в руки дали, увы, не ей, оттого работа с предметом вышла грязной, но чего уж). Их герои говорят органичными репликами (все диалоги — импровизация), а мысли они выражают языком тела, которым по роду деятельности владеют безупречно. Танцуют в «Экстазе» почти всё время. Сначала это отрепетированный номер: слаженные движения и разнообразие — от вога до крампа. Ненадолго прервавшись на смол-толк и передохнув, герои продолжают танец, вгоняющий в транс и всё больше напоминающий ритуальные практики.

Наркотическое опьянение нарастает постепенно, и сложно уловить момент, когда безобидная вечеринка обернулась диким неистовством, да и не нужно. Всё в «Экстазе» сделано так, чтобы вовлечь зрителя в сладко-грязное безумие. Картина располагает танцем, потом ты невольно усмехаешься от забавных и местами отвратительных разговоров, а потом уже борешься с тошнотой, летая по узким зелёным коридорам.

Зонирование, освещение, цветовое и музыкальное оформление, костюмы, декорации — всё вместе здесь сплетается в синкретический организм, живой, бьющийся, душащий. Финал фильма приносит непередаваемое облегчение, даёт, наконец, возможность выдохнуть и отпустить уходящий бэд-трип. Но только до момента, когда вы вновь захотите испытать «Экстаз».

Фото: Artémis Productions


Яна Крисюк