Берлинале-2020: каким получился «Мой год Сэлинджера»

Кадр из к/ф «Мой год Сэлинджера»

Скромная молодая девушка (Маргарет Куэлли) больше всего на свете боится оказаться заурядной. Она оставляет провинциальную тихую жизнь, бойфренда и устраивается ассистенткой в литературное агентство, чтобы быть как можно ближе к миру большой (то есть издаваемой и читаемой) литературы. Однажды, мечтает Джоанна, и она увидит собственные стихи в переплёте на полках книжных магазинов.

Впрочем, её начальница Маргарет (Сигурни Уивер) убеждена — из писательниц получаются худшие помощницы, а потому Джоанне приходится упрятать амбиции в долгий ящик. На протяжении всего фильма ей предстоит бороться с собой и разрываться между тягой к писательству и страхом перед неудачей.

Кадр из к/ф «Мой год Сэлинджера»

С поправкой на сферу деятельности «Мой год Сэлинджера» сюжетно вторит едва ли не каждому духоподъёмному краудплизеру, однако больше всего напоминает картину Дэвида Фрэнкела «Дьявол носит Prada». Куэлли слишком похожа на Энн Хэтэуэй образца 2006 года, а Уивер воссоздаёт копию Миранды Пристли. С другой стороны, прелесть подобных фильмов именно в том, что они одинаковы, и зрители на них идут за привычной формулой. В этом смысле картина Филиппа Фалардо — своеобразный «Старбакс» среди множества незнакомых кафешек с меню на иностранных языках.

Специальное предложение ленты — писатель Дж. Д. Сэлинджер (Тим Пост). Успешно ускользая от взгляда камеры, он умудряется активно поучаствовать в жизни главной героини, которая – главная шутка фильма — так и не прочла ни одной его книги. И если абсолютно все вокруг Джоанны одержимы писателем из-за его произведений (произведения, если быть точнее), то саму девушку этой волной накрывает словно за компанию. Ежедневно подпитываясь чужой любовью к Джерри, она и сама начинает рассуждать о Холдене Колфилде и восхищаться его создателем.

Кадр из к/ф «Мой год Сэлинджера»

По версии Фалардо и Джанны Ракофф, написавшей роман-первоисточник, это всего-навсего одна из разновидностей отношений писателя с читателем. Тысячи людей, пишущих Сэлинджеру письма, трактуют его Magnum Opus по-своему, отталкиваясь от собственного опыта. Право на трактовку есть и у Джоанны, прочитавшей в итоге о Колфилде в разы больше, чем о нём написал сам автор. Заворожённая миром, отражённым глазами множества читателей, она всё оттягивает момент личного знакомства с ним. К тому же, как писательницу, её интересует фигура миротворца гораздо сильнее, чем его детище.

К сожалению, литература волнует создателей фильма меньше, чем хотелось бы. По большей части агентство, издательское дело, советы начинающим авторам и, наконец, сам Сэлинджер — красивый антураж, удобный фон для истории о том, как не бояться и начать жить уже сегодня. При этом самые увлекательные моменты как раз сюжет с декоративной тематикой и связывают: речь, конечно, о письмах читателей. Каждое предлагает рассказ о чьей-то жизни без начала и концовки, каждое втягивает в собственную реальность и грубо вторгается в реальность героини. И напротив, самые бестолковые и клишированные эпизоды (от смешного голого бойфренда до помпезного танцевального номера под гремящую музыку) иллюстрируют такую же бестолковую и клишированную сюжетообразующую любовную линию.

Развязка у фильма настолько же двойственная и неоднозначная, как и он сам. Есть непримечательная воодушевляющая мораль, но остаётся место и для смелой недосказанности, оставляющей историю Джоанны навсегда незаконченной. Таким хитрым способом «Мой год Сэлинджера» одновременно всех и каждого радует, и всех и каждого разочаровывает.

Фото: Parallel Film Productions Ltd.


Яна Крисюк