От готики к овощам: как менялись экранные образы Тома Сойера и Гекльберри Финна в течение века?

Летом 1876 года, 140 лет назад, свет увидела книжка, ставшая библией юных искателей приключений во всём мире. Сэмюэл Клеменс, более известный как Марк Твен, увековечил в этой повести воспоминания о своём детстве, проведённом в крошечном городке Ганнибал, штат Миссури. Любопытно, что вышедшую через 8 лет после «Тома Сойера» повесть «Приключения Гекльберри Финна» ждала ещё более громкая слава. Эрнест Хемингуэй назвал книгу «первым американским романом», и споры вокруг неё не утихают по сей день − в течение нескольких лет «Приключения Гекльберри Финна» были запрещены для хранения в государственных библиотеках США. И спустя 25 лет после гражданской войны южан возмущало, что раб является ведущим персонажем, в то время как северяне были недовольны слишком частым употреблением в тексте слова «nigger». Администрация Бруклинской публичной библиотеки, в частности, сочла книгу недопустимой для хранения на своих полках, из-за того, что бедолага Гекльберри на протяжении всего повествования «чешется и почёсывается».

О близости поэтики Твена жителям той или иной страны сегодня можно судить по степени интегрированности персонажей в современную медийную культуру. По количеству экранных адаптаций приключений Тома и Гека, помимо родины героев, США, вперёд вырвались Россия, Япония и Германия. Отчасти успех героев в этих странах обусловлен ранним переводом произведений Твена на эти языки. Русскоязычные читатели познакомились с похождениями бесстрашных мальчишек, благодаря стараниям Корнея Ивановича Чуковского, который перевёл ряд повестей Твена, вошедших в 11-томное собрание сочинений, выпущенное типографией братьев Пантелеевых.

Обладатель Нобелевской премии по литературе Кендзабуро Ое признался, что роман «Приключения Гекльберри Финна» не переставал вдохновлять его с тех пор, как он впервые прочёл его четырнадцатилетним мальчиком. В своей монографии «Mark Twain in Japan: The Cultural Reception of an American Icon» Цуёси Исихара пишет, что героев Твена в Японии можно встретить повсюду: в научно-фантастических комиксах, в рекламе, мюзиклах и телесериалах.



Переводы малой прозы Твена стали появляться в японских газетах и журналах уже в девяностые годы девятнадцатого века, а в 1898 году увидела свет первая полноценная публикация автора на японском языке – исторический роман «Принц и нищий», который быстро обрёл популярность в ещё далекой от приятия демократических ценностей иерархической Японии. В 1919 году в вольном переводе Куни Сасаки выходят из печати «Приключения Тома Сойера», а двумя годами позже − «Приключения Гекльберри Финна». Каталог международной библиотеки детской литературы в Токио насчитывает 159 переводов «Приключений Тома Сойера» и 60 переводов «Приключений Гекльберри Финна», опубликованных с 1946 по 1995 год. В течение трёх лет с момента первой публикации в 1922 году книг Твена о Томе и Геке на немецком языке, суммарный тираж романов в Германии достиг 250 000 экземпляров.

С появлением кино, в числе прочих канонических литературных сюжетов, выстроившихся в очередь на экранизацию, оказались и романы Марка Твена. В 1907 году только открывшаяся нью-йоркская киностудия «Kalem» представила публике немой фильм «Том Сойер». Картина стала первой работой Джин Готье (впоследствии продавшей более 300 сценариев) в качестве сценаристки. К сожалению, плёнка не уцелела, однако по праву считается первым появлением героев Марка Твена на экране.

 С тех пор, свои интерпретации с детства всем известных сюжетов, помимо  вышеупомянутых  США, России, Японии и Германии, зрителям предлагали кино- и  анимационные студии  Румынии, Франции, Канады, Мексики. 

 Как же изменялись (или не изменялись) экранные образы Гека и Финна на протяжении вот  уже более ста лет?

 Самая ранняя из дошедших до наших дней экранизация «Приключений Тома Сойера» −  немой фильм, выпущенный студией «Paramount Pictures» в 1917 году, с Джеком Пикфордом  (младшим братом легендарной Мэри) в роли Тома и Робертом Гордоном в роли Гека.  Примечательно, что картину снимали частично в Санкт-Петербурге, где по сюжету книги и  разворачивается действие романа, а частично в Ганнибале – родном городе Твена. Однако  желание создателей задействовать в фильме звезду оказалось сильнее стремления  придерживаться оригинального текста, и вместо кудрявого блондина одиннадцати лет в  роли Тома блистает бледный брюнет Джек Пикфорд, которому на момент съёмок уже  исполнилось 20. Развитая мускулатура и белоснежная улыбка Роберта Гордона также с  трудом сходятся с книжным образом Гекльберри Финна.

В каком-то роде фантазия американского режиссёра Пола Красного, «Новые приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна», выпущенная студией «Disney» в 1990 году – реверанс в сторону пионеров кино, снявших чёрно-белый фильм с Пикфордом и Гордоном. Главные герои здесь также выглядят сильно старше своих литературных прототипов, однако по сценарию действие разворачивается спустя 20 лет после событий, описанных Сэмюэлом Клеменсом. Том и Гек давно оставили свои хулиганские привычки: теперь они носят наглаженные костюмы, галстуки и шляпы. Принципиальный Гекельберри работает журналистом в Сент-Луисе, а Том блещет красноречием и белоснежными зубами в судах Чикаго − он стал успешным адвокатом. Как трудно заподозрить в этих двух молодых людях былых перепачканных озорников, мечтавших стать кровожадными пиратами! Увидь юные Гек и Финн себя будущих в этом диснеевском фильме, они бы умерли от смеха. Ради старого приятеля Джима, несправедливо приговорённого к смертной казни, оба возвращаются в родной город, где меняют строгие одежды на старые добрые штаны с лямками.

Японский анимационный сериал «Приключения Тома Сойера» (1980) по достоинству оценят те, кто не терпит отступлений от литературного оригинала. Пусть на берегу Миссиссиппи цветёт хрупкое дерево, чрезвычайно похожее на сакуру, зато образы героев здесь созданы с большим вниманием к тексту. Том здесь – несносен, рыж и курчав, а Гекльберри – добродушен, чумаз и носит ту самую шляпу. Сценарий этого многосерийного анимационного фильма – удобоваримая смесь из событий, имевших место в книге, и типичных для детской мультипликаций гэгов.

Представляя читателям Финна, ещё в «Приключениях Тома Сойера», Твен пишет: «Гекльберри одевался в обноски с плеча взрослых людей; одежда его была испещрена разноцветными пятнами и так изодрана, что лохмотья развевались по ветру. Шляпа его представляла собою развалину обширных размеров; от ее полей свешивался вниз длинный обрывок в виде полумесяца; пиджак, в те редкие дни, когда Гек напяливал его на себя, доходил ему чуть не до пят, так что задние пуговицы помещались значительно ниже шины; штаны висели на одной подтяжке и сзади болтались пустым мешком, а внизу были украшены бахромой и волочились по грязи, если Гек не засучивал их»

 В начале книги о приключениях Гекльберри  Финна автор рисует  читателю картины новой  порядочной и благопристойной жизни  вчерашнего хулигана и сына пьяницы. Однако  невозможно  представить, что вдове Дуглас и  мисс Уотсон удалось отмыть и  «накрахмалить»  сорванца настолько, что он стал похож не иначе  как  на румяного херувима – именно так  выглядит юный Элайджа Вуд в  драме Стивена  Соммерса 1993 года выпуска. Тем не менее Вуд  –  один из немногих Финнов, чей образ выходит  за рамки добродушного  увальня-отщепенца.  Гекльберри в исполнении юного Элайджи −  почти опасный, почти такой, каким его рисует  Твен – асоциальным,  рано повзрослевшим  воспитанником улиц, к которому страшатся  подпускать своих сынов добропорядочные  мамаши.

Да, у Вуда на шее нет шелкового платка, как у его сверстников, но всё же Гек в исполнении будущего Фродо внешне больше напоминает Фёдора Стукова в образе Тома Сойера из советского мини-сериала Станислава Говорухина «Приключения Тома Сойера и Гекльберри Финна» (1982). Снятая прославленной Одесской студией кинофильмов (подарившей русскоязычному кинематографу ныне культовые киноленты: «Приключения Электроника» (1980), «Каникулы Петрова и Васечкина» (1984), «Место встречи изменить нельзя» (1979), «Десять негритят» (1987) и многие другие), картина затмила своего полнометражного предшественника – фильм «Том Сойер» (1936) Лазаря Френкеля и Глеба Затворницкого.

Лишённый возможности снять многосерийный фильм, Френкель был вынужден вместить в 80 минут экранного времени сюжеты сразу двух романов, однако картина не имела успеха ни у зрителей, ни у критиков. Сам Френкель после провала экранизации и вовсе переключился на документальное кино. Трёхсерийный фильм Говорухина в одночасье сделал Фёдора Стукова и Владислава Галкина звёздами.

Несмотря на то, что конкурс на главную роль, объявленный газетой «Пионерская правда», выиграл Игорь Сорин (впоследствии примкнувший к поп-группе «Иванушки International» и трагически ушедший из жизни в 28 лет), по настоянию Никиты Михалкова, Томом Сойером стал мягколицый Федя Стуков. Пусть юный Сорин и не мог похвастать рыжими кудрями Стукова, загорелый и рослый, он куда больше напоминал того дерзкого и ловкого Тома, всегда способного в нужный момент улизнуть из-под самого носа тёти Полли. Сойеру Стукова будто не достаёт прыти и разбойничьего благородства: маленький и круглощёкий, он более походит на высокородного отпрыска, юного графа Строганова с портрета Жана-Батиста Грёза или же на одного из мальчиков с полотна «Дети» Серова. Отдавая должное этой ставшей классической для русскоязычного зрителя экранизации, стоит заметить, что сдобренное музыкально-танцевальными номерами повествование здесь чрезвычайно близко к тексту.

Даже изо всех сил пытаясь отгородиться от стереотипических представлений о немцах как о блюстителях педантизма и чистоты, невозможно с первых кадров фильма Гермины Хунтгебурт «Приключения Тома Сойера» (2011) не замечать сияющие локоны и свежайшую рубашку главного героя. Даже «припудренного» грязью здешнего Гекльберри трудно представить ночующим на чужом крыльце или в пустой бочке. И немудрено, ведь создатели этой киноленты поселили Финна в функциональном шалаше, оборудованном всем необходимым для беззаботной хулиганской жизни: ловушками для нежданных гостей, креплениями для подвешивания дохлых крыс, корзинами и сундучками для хранения безделиц и стратегических запасов.

А чего стоит тётя Полли, в исполнении красавицы Хайке Макач? Увидь почтенный Марк Твен эту фотомодель в роли ворчливой тётушки, он едва позволил бы ей мозолить руки за работой по дому и топтать ноги, гоняясь по чулану за несносным племянником.

Веснушчатый же Луис Хофманн, даже несмотря на свой опрятный костюмчик и всегда свежевымытые волосы, довольно органично вписывается в образ непоседы Сойера. Он получает истинное наслаждение от леденящих кровь приключений: глаза его горят неподдельным огнём. Не менее убедителен и Леон Сидел в роли Гекельберри Финна: ему удаётся выглядеть по-настоящему нелепо в чистой накрахмаленной одежде, в которую его облачают вдова Дуглас и мисс Уотсон в фильме «Приключения Гекльберри Финна» (2012), также снятом Герминой Хунтгебурт. Ужимками и харизмой Леон напоминает Владислава Галкина, сыгравшего Финна в ранее упомянутой советской трёхсерийной экранизации Владислава Говорухина.

  Среди прочих экранных высказываний на тему бдений двух  мальчуганов у берегов Миссиссиппи − американский музыкальный  мультипликационный фильм «Том Сойер» (2000). Том здесь – рыжий  кот, который не расстаётся с ручной жабой по имени Рэбел, а  Гекльберри – худосочный лис. В основе сценария мультфильма –  текст романа «Приключения Тома Сойера», из которого исключили  разве что линию Джима. 


Соотечественники Твена не остановились на антропоморфных млекопитающих, и в 2008 году свет увидел 50-минутный телефильм «VeggieTales: Tomato Sawyer & Huckleberry Larry's Big River Rescue», где в эпицентре событий оказываются антропоморфные овощи – Томат Сойер и Гекльберри Лэрри, огурец по папе. Всё же сюжет мультфильма напоминает нам о событиях, происходивших в книге «Приключения Гекльберри Финна»: огурец с помидором решают помочь маленькой тыковке Джимми сбежать от злого хозяина, чтобы воссоединиться с семьёй в Сент-Луисе. Несмотря на то, что Томат Сойер сомневается в этой затее, овощная троица всё же пускается в опасное приключение по водам Миссиссиппи.

 В список 100 лучших анимационных фильмов  всех времён, составленный OFCS (Онлайн  Обществом Кинокритиков) попала работа  оскароносного канадского аниматора Уилла  Винтона «Приключения Марка Твена» (1985),  выполненная в технике пластилиновой  мультипликации. Сценарий фильма имеет мало  общего с текстом Сэмюэла Клеменса, это  скорее – коллаж из его произведений, фактов  биографии и фантазии Уилла Винтона,  признанного мэтра в своём деле, введшего в  употребление термин «claymation». Подобно  Тому и Геку в романе «Том Сойер за границей»,  герои «Приключений Марка Твена»  отправляются в путешествие на воздушном  шаре. Винтон вводит в повествование в  качестве персонажа самого Твена, который  вместе с Томом, Геком и Бекки по воздуху отправляется на роковую встречу с кометой Галлеей.

Вопреки всем отступлениям от аутентичной сюжетной канвы или образов главных героев, с одним все создатели экранизаций считаются беспрекословно. Запишите её в действующие лица или в неотъемлемый атрибут мизансцены – без Миссиссиппи не обошлась ни одна экранизация приключений Томаса Сойера и Гекльберри Финна. Ушедший из жизни в 1910 году, писатель мог увидеть разве что немой фильм студии «Kalem». Проработавший почти 10 лет лоцманом на пароходе (и, по собственному признанию, при возможности посвятивший бы речной навигации всю свою жизнь) Твен, должно быть, был бы доволен, узнав, что, несмотря на все вольности, которые позволяли себе создатели бесчисленных экранизаций, его дорогая Миссиссиппи фигурирует в каждой из них.


Анелия Автандилова