Жанр, которого не было

Производство фильмов ужасов всегда было одной из самых развитых областей мировой киноиндустрии. Появившись на заре развития кинематографа в 1920-х годах, жанр бурно эволюционировал и совершенствовался на протяжении всего XX века. В разное время хорроры отражали страхи целых поколений. Так, например, в 1950-х и 1960-х годах в США многие фильмы ужасов были пропитаны тревогой перед так называемой «красной угрозой» и потенциальной ядерной войной с СССР («Вторжение похитителей тел», 1955). Жанр предоставлял максимальную свободу фантазии режиссёров, позволяя воплощать образы, порождаемые страхом, одной из самых сильных человеческих эмоций. Это во многом и определило успех хоррора, со временем обзаведшегося множеством поджанров. Зомби-хорроры, слэшеры, джалло, вампирские ужасы – четкой структуры не существует до сих пор, и из-за сильной разветвлённости вряд ли возможно её создать. Хорроры снимались и снимаются во всех странах мира, только вот в советской истории кино практически отсутствуют фильмы этого жанра. Почему? Попробуем разобраться.

8361.jpg

С приходом к власти большевиков кинопроизводство в стране было национализировано. После принятия декрета «О национализации кинодела» в 1919 году все фильмы в стране снимались под присмотром Народного комиссариата по просвещению. Все это вело к появлению цензуры в виде худсоветов, которые оценивали картины, решая их прокатную судьбу. Контролировалось как содержание, так и формальные характеристики картин. Множество снятых фильмов просто не добирались до большого экрана, оставаясь пылиться на полках годами. Если на Западе в те годы репертуар кинотеатров определяли зрители – студии ориентировались на потребности и вкусы массовой аудитории, то в СССР его определяли чиновники. Очевидно, что в условиях, когда кино стало орудием массовой агитации, направленным на трансляцию и пропаганду определённого комплекса идей, жанр хоррора развиваться не мог. Насилие, пессимизм, истории о страшных и тёмных сторонах личности человека, неоднозначный моральный посыл и другие характерные черты ужасов относили жанр к идеологически вредному. В советском массовом кино, ориентированном на госзаказ, действительность, наоборот, приукрашивалась – и пока в фильме «Кубанские казаки» (1949) показывали богатые урожаи и изобильные колхозные ярмарки, страна с трудом восстанавливалась после войны. Все советские картины, выходившие на широкий экран, в той или иной мере носили агитационный характер и были политическим и пропагандистским инструментом. Хоррор совершенно не вписывался в такую киноиндустрию.

20.jpg

Первый фильм ужасов в Советском Союзе вышел в 1967 году, им стала экранизация повести Николая Гоголя «Вий». Скорее всего, это стало возможным по причине популяризации русской литературы как одного из главных национальных достояний. Инициатором съёмок выступил многократный обладатель сталинских премий режиссёр Иван Пырьев, тогда возглавлявший Мосфильм. Первоначальную версию фильма сочли слишком реалистичной, и она была неоднократно переработана, перед тем как попасть на большой экран. Картина пользовалась огромным успехом у зрителей, для которых подобное кино было в новинку. На сеансах «Вия» побывало более 32 миллионов человек, что сделало картину одним из лидеров советского проката тех лет. К фильму проявили интерес и другие страны – в 1970-х он был закуплен в США, Финляндию, Аргентину и Францию. Несмотря на колоссальный успех, «Вий» так и остался не более чем экспериментом для советского кинопроизводства, и за следующие два десятилетия в СССР больше не сняли ни одного фильма ужасов.

0_116cba_b030842f_XL.jpg

Полноценные хорроры начали появляться в стране только в конце 1980-х – начале 1990-х, когда СССР находился уже на грани распада. После перестройки режиссёры получили свободу, однако лишились материальной поддержки от государства. Это привело к массовому появлению малобюджетных ужасов. За несколько лет появились такие ленты, как «Псы» (1989), «Пьющие кровь» (1991), «Люми» (1991), «Паук» (1991), «Прикосновение» (1992). Учитывая полное отсутствия опыта и традиций съемки хорроров, качество фильмов было достаточно низким. Кроме того, они не получали широкого распространения, особенно в 1990-х, когда система кинопроката в стране была практически разрушена. Сюжеты постперестроечных фильмов ужасов чаще всего основывались на мистике, историях о призраках и сверхъестественном. Фильмы этого периода пропитаны гнетущей атмосферой тех лет, полной неуверенности в завтрашнем дне. Вместе с тем эти ленты стали своего рода прорывом, первой попыткой режиссёров работать с жанром, до сей поры табуированным.

Безымянный.png

Новый виток развития хоррора в России начался в 2000-х годах. Как и в других жанрах, режиссёры работали с оглядкой на голливудские стандарты. Однако, вопреки ожиданиям, такой подход не давал желаемых результатов: фильмы получались беспомощными в художественном отношении и коммерческого успеха не имели. Для западной киноиндустрии обычна ситуация, когда хоррор, имеющий небольшой исходный бюджет, зарабатывает в прокате в десятки и даже сотни раз больше своей стоимости. Однако фильмы ужасов российского производства чаще всего не в состоянии даже окупиться. О кризисе отечественного хоррора на современном этапе свидетельствует и то, что в России за 2014 год было выпущено всего 2 хоррора: «Река» Андрея Килина и Сергея Потапова и «М.О.Ж.» Айка Карапетяна. Для сравнения в США в том же году их вышло более тысячи.

финальный вариант общаги 1.jpg

Несостоятельность российского хоррора объясняется многими факторами, главный из которых – это табу, под которым жанр находился почти 70 лет. И пока в мировом кинематографе хоррор развивался и совершенствовался, обретал новые формы и находил новое содержание, в СССР он исчерпывался одним «Вием». Остаётся только гадать смогут ли российские режиссёры снимать убедительные фильмы ужасов, способные привлечь зрителей в кино и сказать своё слово в истории развития жанра.


Александр Джурко