Метод Линча: кино глазами культового режиссёра

Дэвид Линч

Завтра, 13 апреля, состоится премьера фильма «Дэвид Линч: Жизнь в искусстве». Документальная лента расскажет о неординарной жизни неординарного режиссёра, автора сумрачного «Твин Пикса», культовой «Дюны» и волнительного «Синего бархата». 

Накануне премьеры фильма, в котором постановщик предстает равным своим творениям, поговорим о наиболее знаковых визуальных приёмах, которые наполнили его работы той самой таинственной атмосферой, ставшей визитной карточкой Дэвида Линча. 

Акценты

Кадр из к/ф «Синий бархат»

Пожалуй, у многих при упоминании имени постановщика Дэвида Линча возникает в голове образ знаменитой Красной комнаты из «Твин Пикса» или пунктир разделительной полосы из «Шоссе в никуда». Его фильмы настолько насыщенны визуальным кодом, что буквально каждый кадр можно вырезать из киноплёнки и назвать произведением изобразительного искусства.

Будучи художником по образованию, он создаёт свои работы через тщательно подобранный цвет, и  ярко-алые губы и платье из синего бархата на Изабелле Росселлини в фильме «Синий бархат» тому доказательство. Кроме того, цвет в его работах часто носит символический характер: розовый для наивности, красный и для маркировки греха и опасности (вспоминаем героинь «Малхолланд Драйв»), чёрный  - доминирования и власти, а синий – тайны и загадки. Линч обожает контрастные цвета, силуэты и затемнённые пространства, создавая будоражащую душу текстуру сложнейшего лабиринта, из которого не найти выход. Творя собственную реальность, Линч пишет светом причудливые формы - картинка растворяется в дымке и теряет очертания.

 Точка зрения

Кадр из т/с «Твин Пикс»

Его герои всегда будто бы находятся на грани реального и ирреального, между сном и явью. И порой важно подчеркнуть, что зритель находится внутри сознания персонажа - герой исследует новое пространство, и мы вместе с ним направляемся в сторону неизвестного. Подрагивание камеры лишь подчёркивает саспенс, нагнетая беспокойство, как, например, когда происходит встреча с «чёрным человеком» из сна в «Малхолланд Драйв». 

Порой постановщик выхватывает героя крупным планом, отдаляя его от всего происходящего и словно сажая в клеть собственных эмоций. Кино Линча вообще очень эмоциональное – тягуче-липкое, оно обращено вглубь себя. Мысли, чувства, ощущения – всё это становится предметом исследования, вокруг которого развёртываются немыслимые декорации.

Работая с персонажами, постановщик иногда разворачивает их к зрителю неожиданными ракурсами, устанавливая камеру снизу или высоко, словно искривляя пространство и отображая альтер-эго героя.

Двоякость

Кадр из к/ф «Малхолланд Драйв»

Двойственность и близнячество становятся важными инструментами при создании атмосферы фильма – у всего есть вторая сторона (и да, «совы не то, чем кажутся»). Так невинная и «положительная» Лора Палмер, оказывается, скрывала жуткие секреты. Да и все жители Твин Пикса имели странную изнанку и скелеты в шкафу. Вот такая она, оборотная сторона. Играя с изнанкой и двойственной природой, Линч иногда просто копипастил персонажей, словно предоставляя им второй шанс – убитая Лора Палмер «воскресает» в облике своей кузины Мэдди, а в «Малхолланд Драйв» героиня страдает раздвоением личности. Зеркальность, родственная Зазеркалью. Ведь именно зеркало говорит нам, какие мы есть, но что делать, если зеркало оказалось кривым? Возводя в основу банальную конструкцию, будь то детектив («Синий бархат»), роуд-муви («Дикие сердцем») или мелодрама («Твин Пикс»), Дэвид Линч крушит привычные конвенции гротеском.

Говоря о гротеске, сложно не упомянуть любовь режиссёра к монстроузному – мимо нас порой проходит целая кавалькада колоритных персонажей: от карликов до Головы-ластика. Но насколько внешняя деформация соотносится с внутренним уродством? Снова изнанка.

Именно поэтому его фильмы созданы для пересмотров – с каждым разом меняется отношение зрителя к истории и к героям, сюжет ракурс, показывая себя в новом качестве. Картины Линча сравнимы с абстрактной живописью, когда неясные очертания и формы рождают чувства и находят нужный отклик у зрителя.


Надежда Кирсанова