«Любовь»: флэшбэки и фантазии

Кадр из к/ф «Любовь»

6 мая в 00:30 на канале «Кинопоказ HD-2» состоится премьера фильма Гаспара Ноэ «Любовь» — неромантическо-эротической драмы о том, что любовь — всецело желанная, но труднопереносимая штука.


Подключиться к «Триколор ТВ», чтобы смотреть новинки зарубежного кино на канале «Кинопоказ HD-2», можно прямо сейчас


Париж. Мёрфи встречает Электру. Он американец и учится на режиссёра, в ней намешано много кровей, и она художница. Они начали целоваться раньше, чем узнали, как друг друга зовут. И в тот же день с ними случилась любовь, и происходило всё быстро, страстно и безусловно. Они пообещали друг другу, что никогда, никому не позволят встать между ними, но нечто случилось, и вот, уже два года у Мёрфи нет об Электре вестей. Мёрфи очень скучает. Он глотает таблетку: ту, что когда-то она подарила ему со словами: «Съешь её, если что-то плохое случится, а меня не будет рядом». Он глотает таблетку. Электра снова с ним, она внутри. Он ложится и вспоминает…

Гаспар Ноэ в своих фильмах любит побаловаться такими штуками: включить низкочастотный шум, запустить стробоскоп, укачать зрителя кружащейся камерой, или повесить заставку: «У вас есть тридцать секунд, чтобы прекратить просмотр этого фильма». Такими методами от экранов отсекаются сверхчувствительные, в «Любви» Ноэ в первый раз без подобного обошёлся, но теперь уж мы сами вынуждены позаимствовать у Гаспара технику.
 

Кадр из к/ф «Любовь»

Итак, если вы с режиссёром знакомы и до сих пор не расторгли контакты, предупреждать нам вас не о чем, всё в порядке. В том же случае, если «Любовь» рискует стать вашим первым с Гаспаром опытом, нужно быть осведомлённым: в фильме много незамаскированного, подробного, настоящего и живого секса (вдвоём, втроём, etc.); несмотря на название, в ленте нет ничего романтического; жизнь по Гаспару Ноэ — это боль (любовь — тоже). В общем, есть у вас тридцать секунд, чтобы закрыть рецензию и не помышлять о картине, а мы идём дальше (вместе с храбрыми). 

Мёрфи (напомним, он учится на режиссёра) в одной из сцен признаётся Электре: «Знаешь, какая моя самая большая мечта? Снять фильм, который действительно показал бы чувственную сексуальность». И ещё: «Я хочу снимать кино так, чтобы в нём была кровь, сперма и слёзы. Основа жизни!» Гаспар явно задумал парня своим альтер-эго, потому как «Любовь» пропитана теми самыми тремя жидкостями, из них она сделана, их экспонирует. Больше того: Ноэ ведь действительно показал чувственную сексуальность! Его герой, Мёрфи, много думает и говорит сам с собой, в бесконечных флэшбэках он разговаривает с Электрой, они что-нибудь обсуждают, болтают, ругаются, но все их диалоги ни на йоту не приближают нас к осознанию, чувствованию их особого, уникального, на двоих, мира. Всё лучшее между персонажами происходит, когда они занимаются сексом. И мы ощущаем их только тогда. 

Кадр из к/ф «Любовь»

Удивительно, никогда прежде Гаспар не был столь натуралистичен в эротических сценах и — вместе с тем — не снимал тело, секс так сумасшедше красиво. Кровать у Ноэ становится местом, где обретаются смыслы и всё получается: там, в противовес беспокойному, смутному, трудному миру Гаспара и его героев, всё происходит светло, глубоко, подлинно и без усилий. А ведь Ноэ, несмотря на «чернушную» репутацию, всегда искал как раз этого. Все его предыдущие персонажи между репликами «мы всегда одни», «время разрушает всё», «жизнь — дерьмо» и так далее, неизменно пытались представить, почувствовать, сформулировать, что такое любовь. И, среди гадостей мрачных дней Мясника («Один против всех»), жестокостей «Необратимости», наркотических и посмертных токийских трипов («Вход в пустоту»), Гаспар ни на минуту не прекращал размышлять о том же, о самом светлом. Ему всё ещё кажется, что жизнь — нелёгкая штука, и он запутался (эти реплики за него скажет Мёрфи), но Ноэ уже вычислил, что «любовь — это место, откуда не хочется возвращаться». И, кажется, стал доверчивее.

Режиссёр Гаспар Ноэ с актёрами из фильма «Любовь»

Специального упоминания заслуживают, конечно, актёры, и главным образом тем, что они не актёры вовсе. Аоми Муйок (Электра) и Клара Кристин (Оми) — в первый раз на экране, Карл Глусман (Мёрфи) раньше лишь однажды снимался в эпизодической роли. Девушек режиссёр вообще встретил где-то на вечеринке, и как же ему повезло — они фантастически киногеничны. Да и, в конце концов, разве могла б воплотиться задумка Ноэ с профессионалами на экране? Едва ли, он просто не смог бы добиться вот этой тотальной раскрепощённости. А так — все предельно естественны, Гаспар решает свои задачи, «исполнители» наслаждаются. Всё по-честному. И, да, вам наверняка понравится музыка в особых сценах. Здесь и Бах, и Pink Floyd, и Брайан Ино, и Эрик Сати. Неплохая компания, ну а Ноэ всегда был мастером оформлять саундтреки.


Анастасия Глушакова