Это не высечено на камне

Квентин Тарантино всегда любил давать очевидные названия своим фильмам – в «Убить Билла» ищут и убивают Билла, «Криминальное чтиво» состоит из незамысловатых криминальных историй, сплетающихся в замысловатый узор, «Джекки Браун» рассказывает о стюардессе Джекки Браун. Также и новая картина «Омерзительная восьмёрка» целиком и полностью посвящена восьми персонажам, каждый из которых омерзительнее другого. 
Два «охотника за головами» Маркиз Уоррен и Джон Рут, разбойница Дейзи Домерг, самопровозглашённый шериф Крис Мэнникс, палач Пит Хикокс и ещё несколько малоприятных людей сталкиваются в лавке Менни – небольшом местечке, где можно погреться, выпить горячего кофе и переждать снежную бурю. Общение между героями складывается с трудом. А когда выясняется, что некоторые из них не являются теми, за кого себя выдают, страсти накаляются окончательно…

001(36).jpg

С новым фильмом у Квентина Тарантино сразу всё пошло не так. Ещё до начала съёмок в сети появился сценарий «Восьмёрки». Режиссёр был настолько оскорблён этим, что вообще хотел отказаться от проекта. По словам Тарантино, он давал почитать сценарий лишь нескольким актёрам – Тиму Роту, Брюсу Дерну и Майклу Мэдсену. Кто из них стал причиной утечки информации – неизвестно до сих пор. 
«Омерзительная восьмёрка» по большому счёту представляет собой коллаж, составленный из предыдущих работ мастера. Замкнутое пространство, в котором сосредоточено действие, сразу же отсылает к «Бешеным псам», время действия и форма вестерна – к «Джанго освобождённому», некоторые сцены – к «Бесславным ублюдкам». Тарантино как постмодернист и настоящий киноман всегда насыщал свои картины множеством цитат на другие ленты, будь они классикой кино или малоизвестным эксплойтейшном из 1970-х. Однако такого количества самоцитирования и самоповтора не было ещё ни в одном из фильмов Квентина. Это обстоятельство особенно выделяется на фоне того, что раньше режиссёру всегда удавалось удивлять – от камерной истории ограбления «без ограбления» до оммажа кунг-фу фильмам, от исторической фантазии о Второй мировой, кино о военном кино, до идеально выдержанного вестерна.

1449603640_0e588d7f8b.jpg
 
«Восьмёрка» в этом отношении удивляет исключительно с неприятной стороны. Крайне неровно выглядят актёрские работы: нонсенс для Тарантино, который как никто другой умел раскрывать актёров, запуская или реанимируя их карьеры. Рядом с яркими Расселом (к слову, уже работавшим с режиссёром над «Доказательством смерти») и Джексоном соседствуют невзрачные Рот и Мэдсен, причём первый здесь больше играет Вальца, нежели своего персонажа. Во второй половине фильма в небольшой, но важной роли, появляется Ченинг Татум. Он, конечно, превосходно смотрелся в образе борца в «Охотнике на лис», где его сверхзадачей было выражать как можно меньше эмоций и ходить с нахмуренным лицом, но здесь он, кажется, просто портит один из кульминационных отрезков ленты. Провалилась и другая «всегда-сильная-сторона» фильмов Квентина – музыка. Обычно Тарантино самостоятельно подбирал необходимые, уже записанные, песни или музыку (часто популярных исполнителей, как Дэвид Боуи или Чак Берри). К саундтреку «Восьмёрки», однако, режиссёр решил подойти более традиционно. Впервые для фильма Тарантино была специально написана музыка. Автором её стал Эннио Морриконе. Итальянский кинокомпозитор, известный своими гениальными работами к «Однажды на Диком Западе», «Долларовой» трилогии, «Однажды в Америке», «Профессионалу», сочинил нейтральный, скорее фоновый звукоряд. Что было, увы, ожидаемо – за последние десять-пятнадцать лет Морриконе не писал ничего на том же уровне, что и в период своего расцвета.

Tim-Roth-Kurt-Russel-og-Jennifer-Jason-Leigh-i-The-Hateful-Eight.jpeg

Другая фирменная черта фильмов мастера – доходящие до абсурда, а оттого часто смешные, жестокость и насилие здесь балансируют на грани разумного. Иногда создаётся ощущение чрезмерности, и дело здесь совсем не в количестве (фонтаны крови во время схватки 88 бешеных и Чёрной Мамбы в «Убить Билла», например, смотрятся вполне органично). Все эти сцены, являя собой один бесконечный повтор уже некогда снятого, обещают зрителю лишь усталость от увиденного. 
В «Восьмёрке», безусловно, есть множество смешных моментов и пространных монологов и диалогов обо всём и ни о чём. Раньше в них содержалось множество психологических нюансов и штрихов, добавляющих тому или иному персонажу жизненности и колорита (как в споре о том, стоит ли давать чаевые из начальной сцены «Бешеных псов»). В новом фильме вся эта психологичная точность куда-то пропала, превратив множество разговоров в утомительное зрелище.

54d44f1a99dc6_-_esq-hateful-eight-de.jpg

На всех промо-материалах к фильму, как англоязычных, так и русскоязычных, отмечается тот факт, что это – восьмой фильм Квентина Таратино. Возможно, это связано с красивым сочетанием «восьмой фильм – «Омерзительная восьмёрка». Однако сразу на ум приходит и другая аналогия, «Омерзительная восьмёрка» – «Восемь с половиной» Феллини. Условно восьмой фильм великого итальянца рассказывал о творческом кризисе режиссёра. О времени, когда необходимо остановиться, подумать, что уже сделано, и понять, что делать дальше. Похоже, «Восьмёрка» и стала для Тарантино такой остановкой. В этой картине Квентин суммировал всё, что было в его творчестве до неё, и будто подвёл некоторый итог. Но на выходе получился не opus magnum, а сшитое из разных сцен и цитат чудовище Франкенштейна, застывшее между жизнью и смертью. Но кто возьмётся утверждать, что подобный эффект не был целью режиссёра?

1c03b0a96a017781f5f2503b9cd4a3be.jpg
В одном из недавних интервью Тарантино заметил, что цель его жизни – снять десять хороших фильмов с тем, чтобы после уйти из киноиндустрии: «Я не думаю, что ты должен оставаться на сцене до тех пор, пока тебя не попросят ее покинуть». Идея оставить кинематограф, несмотря на ожидания зрителей, представляется маэстро правильной и честной по отношении к себе. «Мне нравится, что я оставлю за собой фильмографию из десяти картин, и у меня в запасе еще два. Это не высечено на камне, но таков план», – заявил режиссёр. Теперь, после выхода «Восьмёрки», становится особенно интересно, чем кончится эта гонка.

Александр Джурко